Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 6 вересня 2012 року

На чужом поле

На чужом поле
Киев намерен получить статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества – весьма неоднозначном объединении

25 августа в Сочи состоялась встреча украинского и российского президентов. В очередной раз стороны обменялись заверениями в готовности к взаимовыгодному сотрудничеству, поговорили о перспективах отношений и снова не решили ни одного острого вопроса. Возможно, сочинские переговоры так и остались бы незамеченными, если бы не одна свежая идея украинского Президента…

Виктор Янукович заявил, что Украина хотела бы стать наблюдателем в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и рассчитывает на то, что РФ выступит одним из ее партнеров в этой организации. Владимир Путин ответил уклончиво, отметив, что для Украины сегодня действительно важно найти рынки сбыта товаров на активно развивающемся азиатском направлении.

«Скоро в России состоится саммит АТЭС — всех государств, расположенных на берегу Тихого океана. Мы с удовольствием вас не только проинформируем, но и подробным образом расскажем о всех перспективах и возможностях», — сказал президент РФ. По его словам, для экономики Украины будет полезным найти форму наблюдения за этим важным объединением.

Региональные истоки

Изначально ШОС не ставила перед собой сверхзадач, не претендовала на особый, тем более глобальный, статус. Предпосылки к появлению такой организации наметились еще в середине прошлого века, когда возникла необходимость разрешения территориальных споров между СССР и КНР. Позже, после развала и самого Советского Союза, новыми заинтересованными сторонами переговорного процесса стали государства Центральной Азии.

В 1996 году была образована так называемая «Шанхайская пятерка», появившаяся в результате подписания между Казахстаном, Киргизией, Китаем, Россией и Таджикистаном соглашений об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы. Постепенно неформальная группа стала институализироваться – регулярно проводились встречи министров и экспертных групп, появились национальные координаторы различных программ. Начала складываться новая международная организация.

Наконец в 2001 году состоялась встреча в Шанхае, где страны «Шанхайской пятерки» приняли в состав организации Узбекистан и объявили о появлении Шанхайской организации сотрудничества, или «Шанхайской шестерки». Изначально ШОС не претендовала на статус военного блока или серьезной экономической организации. Главными ее задачами провозглашались укрепление стабильности и безопасности на широком пространстве, объединяющем эти государства, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия.

В июне 2002 года в Санкт-Петербурге декларация о создании организации получила практическое воплощение в подписании двух актов — Декларации глав государств — членов ШОС, названной министром иностранных дел России итоговым политическим документом, и Хартии ШОС — базового уставного документа. По итогам московского саммита (28—29 мая 2003 г.) создали Секретариат ШОС с штаб-квартирой в Пекине и Региональную антитеррористическую структуру (РАТС). Среди 30 подписанных тогда документов, определяющих функционирование органов организации, — положения о Совете глав государств, Совете глав правительств и Совете глав МИД.

Таким образом, с 1 января 2004 года она начала функционировать как полноценная международная структура, обладающая собственными рабочими механизмами, персоналом и бюджетом. К настоящему времени сформировался механизм проведения совещаний генеральных прокуроров, министров обороны, экономики и торговли, коммуникаций, культуры, а также руководителей правоохранительных органов и ведомств по экстренному оказанию помощи пострадавшим от бедствий. Председательство осуществляет руководитель соответствующего министерства и/или ведомства государства — организатора совещания.

Отдельно стоит отметить, что решения в органах ШОС принимаются путем консенсуса. Таким образом, страны-участницы, находящиеся в одной компании с такими гигантами, как Китай и Россия, имеют возможность отстаивать свою позицию. Что, собственно, и стало одной из причин жизнеспособности организации.

Но говорить об уже сложившемся формате работы организации рано. На самом деле ШОС до сих пор находится «в поисках своего предназначения», пытаясь адаптировать организацию к новым вызовам, не пренебрегая при этом интересами стран-основателей. Именно эти метания стали главной причиной того, что на последнем саммите участники отказались от принятия «Стратегии развития», а ограничились лишь документом под общим названием «Основные направления деятельности».

Пока что определенно можно сказать только одно: организация неторопливо и уверенно движется в двух направлениях – экономической интеграции, выразившейся в создании Фонда развития и Банка развития ШОС, и по военно-политическому пути. О такой возможности свидетельствует участие в работе ШОС таких важных для решения проблем безопасности стран, как Афганистан и Турция.

Их ответ Вашингтону

Если рассматривать инициативу украинского Президента исключительно с формальной точки зрения, то она выглядит логично. Общая территория входящих в ШОС стран — 30 млн км2, то есть 60% территории Евразии, численность населения — 1 млрд 455 млн человек (2007 год), а это ни много ни мало четвертая часть населения планеты. Кроме этого, не стоит забывать, что экономика КНР — вторая в мире по ВВП после США, то есть потенциал именно для экономического сотрудничества выглядит практически не  ограниченным.

Однако не стоит забывать о достаточно серьезных проблемах в самой организации. В первую очередь – в свете неопределенности ее дальнейших задач. Так, уже сегодня некоторые эксперты отмечают, что достаточно серьезным направлением деятельности ШОС является противостояние политике Вашингтона на континенте. На Западе открыто подчеркивают очевидное противостояние организации странам НАТО, в частности США.

Кроме этого, свой интерес к организации как инструменту противодействия американскому военному присутствию в регионе уже не скрывает не только Пакистан, но и Иран. Пока что Тегеран имеет статус наблюдателя в организации, но нет гарантий того, что в будущем действующий статус-кво будет сохранен.

Уже сейчас совместные военные учения стран — членов ШОС под вывеской борьбы с международным терроризмом заставляют весьма сильно нервничать штаб-квартиры НАТО и Пентагона. Хотя страны ШОС уверяют, что организация не является военным блоком, но основные мероприятия, проходящие под ее эгидой, носят военный характер. Первые совместные «антитеррористические» учения ШОС проведены в 2003 году на территории Казахстана и китайского региона Синьцзян, населенного мусульманами. Пекин считает тамошних мусульман, стремящихся к независимости, террористами. В августе прошлого года в китайской провинции Шаньдун состоялись первые совместные российско-китайские маневры. Утверждалось, что их целью была отработка операций на Тайване или Корейском полуострове (!).

Таким образом, при всех дипломатических реверансах у серьезных наблюдателей не остается сомнений в том, что демонстрируемый Москвой и Пекином военный компонент ШОС фактически постепенно трансформируется в новый военно-политический альянс двух главных стран — хозяев восточного евразийского пространства.

Если же учесть то, что Украина сумела выстроить с Соединенными Штатами достаточно конструктивные отношения и старается их всеми силами поддерживать, то вопрос о том, как отреагирует Вашингтон на возможное участие Киева в недружественном региональном блоке, который может трансформироваться в военно-политический, можно назвать риторическим.

Не стоит забывать и еще об одном достаточно серьезном факторе. Дело в том, что внешнее единство организации не должно вводить в заблуждение. За стенами крепости ШОС на самом деле бушуют достаточно серьезные страсти. Самой серьезной проблемой, безусловно, являются противоречия между Российской Федерацией и Китаем в политической и экономической сферах.

Так, КНР рассматривает страны организации как перспективный рынок сбыта и считает, что приоритеты ШОС между антитеррористической и экономической деятельностью должны делиться поровну. По мнению Пекина, в перспективе экономическая стратегия должна занять главное место в деятельности организации. С этой целью Китай настаивает на создании единого интеграционного пространства в рамках ШОС уже в ближайшее время. Но, по мнению российских экспертов, снятие торговых барьеров между странами ШОС создаст благоприятные условия для резкого увеличения предложения китайских товаров и откроет перед Центральной Азией нерадужную перспективу стать придатком китайской экономики.

Для России, значительно уступающей по экономическому потенциалу КНР, такой подход неприемлем. Поэтому Москва, напротив, настаивает на сохранении традиционной активности ШОС в области борьбы с проявлениями «трех зол» (по терминологии ШОС) — терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. При этом, опасаясь установления экономической гегемонии КНР в постсоветской Азии, Россия пытается сделать все от нее зависящее, чтобы сдерживать предложения Пекина по интенсификации экономического сотрудничества в рамках ШОС.

Именно эти разногласия стали причиной того, что Беларусь, в свое время подав­шая заявку на статус страны-наблюдателя, получила отказ ввиду того, что «не является азиатской страной». Дело в том, что главные претенденты блокируются либо Россией (как это было с заявкой Пакистана), либо Китаем (в случае с Индией). Негласный мораторий на принятие новичков объясняется и другими обстоятельствами. Во-первых, как и во всяком объединительном проекте, в ШОС должны были устояться «правила игры» и завершиться организационное оформление. И, во-вторых, принятие новых членов неизбежно снизит влиятельность России и Китая, а потому и Москва, и Пекин, подобно членам Совбеза ООН, солидарны в том, чтобы сохранять биполярность организации.

И все же, несмотря на все проблемы и разногласия, сегодня нет ни малейшего сомнения в том, что ШОС уже давно и достаточно серьезно вышла за рамки первоначально заявленных целей. Из созданного в 2001 году скромного объединения с ограниченными задачами развития сотрудничества в бывшей советской Центральной Азии шанхайский «бизнес-клуб» быстро эволюционировал в блок регио­нальной безопасности.

Стоит ли в этих условиях Украине пытаться играть на чужом поле и становиться заложницей чужих интересов и разногласий? Ответ, безусловно, очевиден.

Джерело: Украинская техническая газета, Александр Леонов

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

27 квітня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Холодницкий выполняет свою работу, а Ляшко устраивает шоу
27 квітня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Росія спробує використати інцидент з ОБСЄ для обмеження місії
архів коментарів

Персональний кабінет