Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 29 липня 2013 року

Восточные угрозы

Восточные угрозы
Готов ли Киев в случае присоединения к Таможенному союзу взять на себя решение целого вороха проблем бывших советских республик Средней Азии

Средняя Азия издавна славится пылевыми и песчаными бурями. Об их разрушительной силе ходят легенды, ими пугают приезжих, о них рассказывают путешественники. Однако на этот раз из центральноазиатских степей и пустынь могут прийти бури иного рода – экономические, социальные и политические.

Подробно

Казахстанский выбор

Общеизвестно, что идея создания Евразийского союза принадлежит лидеру Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Именно поэтому Астана долгое время была локомотивом проекта и его горячим агитатором. Среди сторонников Таможенного союза в Казахстане достаточно ярко выделялся вице-премьер страны Кайрат Келимбетов. Несколько лет подряд он лоббировал создание Таможенного союза, обещая казахскому бизнесу небывалое процветание.

Но в этом году случилось непредвиденное. Именно Кайрат Келимбетов заявил о бесполезности Таможенного союза. «До создания ТС у нас была некая цена на потребительские товары. Сейчас она становится выше. Потому что мы вместе закрылись от Китая. Население резонно спрашивает: а зачем нам ТС, если цены на товары растут? У европейцев вот есть проект Airbus, хотя Франция и Германия наверняка могли бы производить самолеты поодиночке. А у нас есть такие проекты? Пока — пара недостроенных автомобильных заводов. Должно быть что-то, что нас реально сближает», – заявил чиновник. Для подобной метаморфозы должна быть причина…

Дело в том, что в 2012 году снизились торговые показатели Казахстана. Анализ структуры внешней торговли страны свидетельствует о том, что в общем экспорте из Казахстана его доля в страны ТС с 2008 года уменьшается. Так, если в 2007-м экспорт в РФ и Беларусь занимал порядка 10%, то в 2011 году этот показатель снизился до 8,7%.

По оценкам представителей казахстанской стороны, это указывает на то, что с началом функционирования ТС торговая политика по отношению к России и Беларуси существенным образом не изменилась. В то же время после создания ТС импорт в Казахстан из России стал резко увеличиваться. Так, если в 2007 году он составлял около 36,7% от суммарного импорта в Казахстан, то к 2011-му — уже около 46%.

В 2006 году, когда работа по созданию ТС только начиналась, некоторые эксперты, близкие к Кремлю, говорили о заманчивых выгодах для потенциальных партнеров. По их оценкам, ВВП каждой из стран—участниц Таможенного союза к 2015 году должен был вырасти не менее чем на 15%. По прогнозам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, к этому же времени каждый член ТС получит существенную материальную выгоду: Россия – $400 млрд, а Казахстан и Беларусь – по $16 млрд.

На дворе 2013 год. Но пока нет даже намека на обещанные барыши. Появляются лишь новые проблемы. Беларусь, например, лишилась возможности перепродавать автомобили, ввезенные из Европы и не облагаемые пошлинами. В Казахстане же сегодня можно отметить сразу целый комплекс негативных тенденций. На 10—15% подорожало топливо. Поднялась цена на товары повседневного спроса. Местный рынок буквально завален товарами из России и Беларуси. Что касается продукции, изготовленной в Казахстане, производители часто не могут не только вывести ее на рынки партнеров, но даже реализовать у себя на родине – предложение превышает спрос.

Создание ТС не отразилось и на диверсификации экономики стран-участниц. Так, в экспортных операциях доминируют сырьевые и промышленные товары. То есть преимущества от создания ТС и упрощения движения товаров получили крупные казахстанские промпредприятия, но не малый и средний бизнес.

Не осталась в стороне и казахская оппозиция, которая сообщила о своем намерении в ближайшее время провести всенародный референдум о выходе Казахстана из ТС и ЕЭП. Эксперты уже отметили достаточно «слаженную» работу власти и ее оппонентов, что позволяет сделать вывод о своеобразном предупреждении Москве со стороны Астаны.

То есть сегодня можно говорить о растущих внутриэлитных противоречиях в Казахстане относительно будущего пребывания страны в Таможенном союзе. Уже давно не секрет, что значительная часть элиты ориентируется не на Москву, а на Пекин.

Вплотную

Новые игроки в Центральной Азии

Достаточно долго ситуация в Центральной Азии рассматривалась исключительно через призму противостояния в регионе интересов США и России. Однако за последние годы значительно усилил свои позиции Пекин, начавший самостоятельную игру.

Российские эксперты констатируют: интересы КНР и стран Центральной Азии в торгово-экономической сфере полностью совпали, и сближение происходит стремительно. Торговля Поднебесной за 20 лет увеличилась более чем в 100 раз, превысив в 2012 году $35 млрд. Китай опережает все страны (включая Россию) по объемам вложенных инвестиций, количеству реализованных проектов. И главное: КНР за 10—15 лет разрушила углеводородную монополию России, построив систему стратегических нефтепроводов (Казахстан) и газопроводов (Туркменистан), альтернативную российским.

Особую тревогу у россиян вызывают тенденции субрегионального хозяйственно-экономического слияния Синьцзяна (СУАР) и Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Происходит это в официальных рамках «братских межгосударственных связей и стратегического партнерства». Но де-факто – это постепенное превращение внешних проектов во внутренние (китайские) программы развития СУАР. Не случайно по всей внешней границе СУАР власти создали более 30 КПП, активно действуют двусторонние зоны свободной торговли с соседними странами региона, обсуждается проект строительства железной дороги из Узбекистана через Киргизию в Китай и прочее.

Наиболее полно напряжение в регионе характеризует информация о том, что в мае КНР взяла под контроль часть Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, заняв большой участок земель Таджикистана. В счет оплаты внешнего долга Душанбе передал Китаю в общей сложности около полутора тысяч квадратных километров территорий.

Как сообщили российские СМИ, китайцы уже проводят геологоразведочные работы в самом Мургабе, а действия соседнего государства в Таджикистане узаконили путем принятия поправки в закон о недрах. По сути, официальный Душанбе легализовал разработку месторождений юридическими лицами из-за рубежа.

Таким образом, очевидно, что Китай укрепляется в регионе всерьез и надолго. И есть ли в его планах сосуществование с Таможенным союзом – еще один вопрос без ответа.

Кстати, Нурсултан Назарбаев пытается уравновесить отношения с Москвой и Пекином, одновременно активно развивая сотрудничество с Брюсселем. Недавно в Астане состоялись переговоры казахского лидера и председателя Европейской комиссии Жозе Мануэля Баррозу. На них обсуждались подписание нового «продвинутого» соглашения с Европейским Союзом, визовые вопросы, возможность свободных полетов казахстанской авиации в страны ЕС и содействие Казахстану во вступлении в ВТО.

Очевидно, что на встрече не могли обойти стороной вопросы энергетики. Но не только экономическими вопросами ограничивается сотрудничество Казахстана и ЕС. Астана активно развивает отношения с НАТО.

Так, Казахстан готов предоставить Альянсу порт Актау на Каспии для транзита грузов из Афганистана и обратно. Об этом заявил президент Нурсултан Назарбаев на конференции министров иностранных дел Стамбульского процесса по Афганистану, проходившей в Алма-Ате. Если предложение Назарбаева примут, то, как считают эксперты, порт Актау автоматически станет базой Пентагона и его союзников.

Кроме этого, рассматривается возможность использования Чимкента, расположенного недалеко от границы с Узбекистаном, в качестве нового транзитного пункта для войск Североатлантического альянса взамен аэродрома в киргизском Манасе, который будет закрыт. Данное обстоятельство, когда один союзник России закрывает иностранные военные объекты, а другой их открывает, выглядит, по меньшей мере, странным.

На фоне разногласий по поводу совместного использования космодрома Байконур, нефтегазовых проблем и активных военных контактов Казахстана с НАТО и США отношения Москвы и Астаны не выглядят безоблачными. И, соответственно, безоблачным не выглядит и будущее Таможенного союза.

Аспект

Таможенный союз идет на войну?

К сожалению, именно таким образом можно охарактеризовать активное продвижение идеи дальнейшего расширения союза за счет Таджикистана и Кыргызстана, которые еще в 2011 году подали официальную заявку на вступление в ТС. Кроме характерной для этих стран политической нестабильности есть еще ряд факторов, делающих их интеграцию в Таможенный союз откровенно опасной. Дело в том, что в экономике этих государств доминирует теневой и даже криминальный сектор, замешанный на контрафакте и наркотрафике.

Обе страны время от времени получают статус Failed state. Действительно, социальные и политические катаклизмы время от времени ставят под угрозу не только устойчивое развитие этих государств, но и их территориальную целостность. Как считают эксперты, изменить ситуацию может только внешнее управление. Нужно ли Москве, Минску и Астане брать на себя такие огромные риски?

Кроме этого, стоит отметить просто-таки огромную разницу в уровне развития стран ТС и его потенциальных центральноазиатских членов. Причем различия касаются не только формальных, но и структурных показателей. Все это может привести к тому, что в страны Таможенного союза хлынет неконтролируемый поток мигрантов в большом количестве и очень низкого «качества».

В свете отмеченных проблем нельзя не сказать о полупрозрачности границ Киргизии с КНР, Таджикистана с КНР и Афганистаном. То есть полноценная интеграция Киргизии и Таджикистана в Таможенный союз – это не что иное, как интеграция китайской контрабанды и афганского наркотрафика. Установление полноценного контроля на границах этих стран возможно только за счет других стран – членов Таможенного союза.

Это условие обусловлено практически тотальной слабостью и коррумпированностью всех государственных институтов. Подобный контроль чреват множественными столкновениями пограничников с различными криминальными и террористическими группировками. Повторимся: нужно ли на самом деле Москве, Минску и Астане брать на себя такие огромные риски? Конечно, нет. Но политическая воля Кремля диктует другие выводы.

Как считают российские эксперты, в случае «стремительной» экономической интеграции Киргизии (и Таджикистана) в ТС и одновременного обеспечения безопасности стран можно получить коридор нестабильности от границы Афганистана до Беларуси. В дополнение Киргизия за счет слабости всех государственных институтов быстро превратится в некий «внутренний офшор» для стран ТС, где можно будет уходить от налогов и отмывать деньги. Кстати, дополнительная экспансия китайских товаров на отдельных рынках уже стала одной из издержек создания ТС. Соответственно эта проблема будет только усугубляться.

Таким образом, возникает резонный вопрос: насколько Украина готова противостоять возможным рискам? И не превратится ли буквально в одночасье «Ноев ковчег» в евразийский «Титаник», особенно на фоне проблем «Газпрома»? Пока что в Москве никто не спешит давать ответы на этот вопрос.

Джерело: Александр Леонов, "Украинская техническая газета"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

24 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Из Вакарчука будут пытаться «слепить украинского Макрона»
24 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Риск обострения конфликта на Донбассе в 2018-ммаловероятен
23 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Депортація грузинів виглядає логічною з боку влади
22 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Сейчас наша власть намного больше боится общества, чем четыре года назад
22 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Лукашенко не является самостоятельным игроком
архів коментарів

Персональний кабінет