Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 28 серпня 2013 року

Нет у революции конца…

Нет у революции конца…
Игнорирование новой властью элементарных социально-экономических факторов стало причиной продолжения «арабской весны»
В конце 2010 года было трудно представить, что массовые демонстрации в Тунисе, последовавшие за самосожжением Мохаммеда Буазизи в знак протеста против полицейской коррупции и жестокого обращения, приведут хотя бы к падению режима президента Зин эль-Абидин Бен Али. А уж спрогнозировать, что за этими событиями начнется девятый вал революций в арабском мире, получивший название «арабская весна», не мог никто.

Последовавшие далее жестокие гражданские войны в Ливии и Сирии, триумфальные победы исламских партий в Египте и Тунисе многих заставили задуматься о дальнейшей судьбе арабского мира, а новые вспышки протестов на севере Африки – вообще поставить под сомнение целесообразность революций.

Цунами революций

В декабре 2010 года Тунис словно стал первой костяшкой домино, которая вызвала настоящий обвал в арабском мире. Успех тунисской революции стал катализатором египетской революции и вызвал волнения в сопредельных странах.

Волна демонстраций прокатилась по странам Магриба и Ближнего Востока, сметая на своем пути диктаторов и меняя порядок, существовавший десятилетиями. Как уже отмечалось выше, своих кресел лишились президенты Туниса, Египта и Йемена, а лидер Ливии – и жизни. Произошло гражданское восстание в Бахрейне. Вой­на в Сирии бушует до сих пор, расползаясь по региону и превращаясь в религиозный вооруженный конфликт. Массовые протесты накрыли Алжир, Ирак, Иорданию, Марокко и Оман.

А дальше были честные и демократические выборы, увенчавшиеся победами мусульманских партий. Но в Тунисе, а особенно в Египте успехи политического ислама были восприняты его сторонниками как мандат на установление новой диктатуры. Особенно в этом деле преуспел египетский президент Мохаммед Мурси. Однако он ничего не сделал для исправления экономической ситуации, которая не просто месяц от месяца усугубляется, а близка к катастрофической.

Не намного лучше обстоят дела и в Тунисе, который раньше называли североафриканской Швейцарией. Попытки новых власть имущих поставить религию важнее вопросов экономики приводят к серьезным проблемам. Поэтому неудивительно, что вслед за разочарованием последовали новые взрывы недовольства.

Страна пирамид без фараонов

24 июня 2012 года Египет получил нового президента. На высший государственный пост избран выходец из исламского движения «Братья-мусульмане» Мурси. В президентском кресле он отметился как человек, пожелавший стать «фараоном» по примеру своего предшественника Хосни Мубарака. Главной заботой и основным содержанием деятельности Мурси стало при игнорировании обостряющихся социально-экономических проблем (которые были одной из причин «революции 25 января») формирование исламистской политической системы в Египте, или, в иной формулировке, укрепление монопольной власти исламистов в стране.

Мурси присвоил себе все властные полномочия, в первую очередь принадлежащие по факту Высшему военному совету. Была «продавлена» исламистская конституция. Зажималась традиционно свободная в Египте пресса. На все более или менее значимые посты расставлялись исламисты без учета их способностей или бэкграунда.

Особое возмущение жителей Египта вызвал президентский указ, согласно которому любые инициативы главы государства не могут быть оспорены никем, в том числе и судом. Суд также лишился полномочий по надзору за деятельностью правительства и конституционной комиссии. Мохаммед Мурси объявил, что делает это «во имя революции», однако оппозиционеры в ответ заявили, что им не нужен новый диктатор, и провели акцию под названием «Последнее предупреждение».

Кроме этого, жители крупных городов недовольны консервативной политикой, проводимой правящей партией «Братья-мусульмане» и президентом Мурси. Нельзя забывать и о том, что Египет по-прежнему находится в тяжелом экономическом положении: цены по сравнению с прошлой осенью выросли в два раза, а уровень безработицы поднялся до 13%. Власти страны претензий в свой адрес не признают. Правительство опубликовало доклад, авторы которого утверждают, что команде действующего президента за год, напротив, удалось добиться существенных успехов в нескольких областях. Понятно, что подобные «победные» реляции вызывают у граждан только раздражение.

Нежелание вести диалог с оппозицией привело к тому, что группа «Тамарруд» («Восстание») собрала 22 млн подписей за отзыв Мохаммеда Мурси с поста президента страны. Оппозиционеры считают, что их требование законно, потому что Мурси поддержало на выборах на 9 млн (!) меньшее число людей. При этом в Египте петиции не имеют законной силы, о чем поспешили напомнить официальные представители «Партии свободы и справедливости», аффилированной с «Братьями-мусульманами». Кампания, по их словам, не соответствует конституции, а значит, не обязывает ни к чему президента страны.

Неудивительно, что всевозрастающее напряжение закончилось взрывом. Политический тупик привел к тому, что недовольство вылилось в радикальный сценарий. Военные выдвинули Мохаммеду Мурси ультиматум: в течение 48 часов он должен договориться с оппозицией о том, как погасить политический кризис в стране. Главное требование оппозиции, организовавшей многомиллионные антипрезидентские марши, — отставка президента. Мурси в отставку уходить отказался.

Результат известен. Вооруженные силы Египта перед лицом углубляющегося политического кризиса отстранили от власти президента Мохаммеда Мурси. По сообщению The New York Times, военная разведка фактически посадила президента под домашний арест. А один из видных представителей оппозиции, лауреат Нобелевской премии мира Мохаммед аль-Барадеи заявил: военные фактически перезапустили «арабскую весну».

И действительно, когда министр обороны генерал Абдель Фаттах ас-Сисси зачитывал «дорожную карту», вокруг него находилось много гражданских лиц — крупнейший суннитский авторитет Египта (да и мира тоже) шейх Аль-Азхара, коптский Папа, лидер Фронта национального спасения, бывший глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи, несколько человек от гражданского движения «Тамарруд», большое число очень авторитетных юристов. И временным президентом был назначен не генерал, а сугубо гражданское лицо — глава конституционного суда Адли Мансура.

После этого в Каире начались столкновения сторонников низвергнутого президента и полиции…

Накал уличных страстей среди сторонников и противников новой революции растет. Власти пытаются ввести политический процесс в нормальное русло. Уже готов новый вариант проекта конституционной декларации (это будет основной закон на переходный период). Согласно данным Al-Ahram, документ передан на согласование политическим силам страны, участвующим в диалоге о будущем Египта.

Сегодня перед страной стоит серьезный вызов. Один из египетских военных сказал недавно, что «Братьям-мусульманам» нельзя доверить торговую лавку, не то что такую страну, как Египет. И действительно, «Братья-мусульмане» с союзниками довели страну до экономического краха. По некоторым сведениям, финансового потенциала Египта хватит на шесть месяцев, после этого наступит банкротство государства. Поэтому на повестке дня стоит вопрос спасения египетской экономики. И правительство в Египте будет формироваться не из политиков, а из профессионалов и специалистов. А армия обеспечит относительную стабильность в стране, пресекая все попытки дестабилизации.

Впрочем, это всего лишь так называемый позитивный сценарий. А ситуация в стране устремилась в неуправляемое русло. Так, по сообщениям минздрава, всего за неполную неделю погибли 525 человек, ранены около 3717. «Братья-мусульмане» же говорят о, как минимум, двух тысячах погибших и более чем 10 тысячах раненых. Стоит отметить, что в начале сирийского кризиса ситуация не усугублялась такими темпами.

И.о. премьер-министра АРЕ Хазема Баблауи заявил: политическое руководство страны, принимая решение о разгоне сторонников Мурси, сочло, что «ситуация достигла той точки, когда не выдержало бы ни одно уважающее себя государство». В стране «распространялась анархия, совершались атаки на больницы и полицейские участки». Поэтому необходимо было принять чрезвычайные меры.

И.о. главы МВД Египта Мохаммед Ибрагим сообщил, что силовые действия против исламистов не были санкционированы заранее, а стали реакцией на ожесточенное сопротивление «Братьев». По его словам, власти «не допустят впредь никаких новых забастовок на всех площадях в любом месте». Он отметил: в течение последних суток погибли 43 полицейских, более 200 сотрудников получили ранения.

Однако последние события раскололи египетскую верхушку. И.о. вице-президента Мохаммед аль-Барадеи подал в отставку. За ним могут последовать и другие члены правительства, особенно после заявления Совета Безопасности ООН, выступившего за прекращение насилия в Египте.

Однако вряд ли армия откажется от применения силы против исламистов. Иначе военные утратят контроль над ситуацией в стране и потеряют все. Скорее всего, они могут сдать министра обороны Абделя Фаттаха ас-Сисси.

Впрочем, в свете катастрофического состояния египетской экономики даже победа «Братьев-мусульман» в противостоянии с армией станет началом конца Египта как единого государства. Вряд ли народ будет терпеть бедственное положение слишком долго. А это чревато новыми потрясениями и даже вооруженным конфликтом.

Новый Тунис

Если два года назад именно революция в Тунисе «разбудила» Египет, то сегодня уже страна пирамид подала пример наследникам Карфагена. Гражданская оппозиция требует отставки исламистского кабинета министров и создания правительства национального спасения. Число митингующих уже перевалило за сто тысяч, и это не предел. Например, крупнейший в Тунисе «Генеральный трудовой союз» тоже призвал на улицы 600 тыс. своих сторонников.

Поводом к началу новой серии революционной активности стало убийство двух лидеров оппозиции. В феврале 2013 года неизвестные застрелили Шокри Белаида, главу Партии объединенных патриотов, а 25 июля – Мохаммеда аль-Брахми, председателя движения «Народный фронт». В обоих случаях под подозрением оказались исламисты. Дело в том, что накануне убийства политики критиковали правящую партию за попытки установления контроля над армией и силами безопасности и звали народ на общенациональные акции протеста. После произошедших убийств тысячи тунисцев требовали отставки кабинета министров. На сей раз недовольство масс захлестнуло столицу и ряд городов страны.

Стоит отметить, что сейчас тунисская оппозиция еще разобщена, хотя возможность для объединения есть – на платформе левых. Однако ей пока не под силу свергнуть исламистов. Именно поэтому позиция армии может стать ключевой в решении внутреннего политического кризиса. До сего момента военные оставались вне политики, их задача – не допустить уличных столкновений.

Но такая ситуация – как это произошло в Египте – не может быть вечной. Эксперты уже отмечают: если армия АРЕ перейдет в наступление на «Братьев», весьма вероятно, и армия Туниса займется тем же. Тем более, что для этого есть веские причины после смерти восьми солдат от рук исламистов на границе Туниса и Алжира.

Подобные процессы происходят и в соседней Ливии. Если мы снова увидим «эффект домино» в случае с новыми исламистскими режимами, можно будет говорить о новой тенденции. Тенденции, которая свидетельствует о серьезном кризисе так называемого исламистского проекта.

Джерело: Александр Леонов, "Украинская техническая газета"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

24 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Из Вакарчука будут пытаться «слепить украинского Макрона»
24 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Риск обострения конфликта на Донбассе в 2018-ммаловероятен
23 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Депортація грузинів виглядає логічною з боку влади
22 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Сейчас наша власть намного больше боится общества, чем четыре года назад
22 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Лукашенко не является самостоятельным игроком
архів коментарів

Персональний кабінет