Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 17 жовтня 2013 року

Германский локомотив

Германский локомотив
Немецкие избиратели поддержали курс, проводимый Ангелой Меркель, что означает возможность более тесной интеграции государств Евросоюза

В Германии впервые с начала долгового кризиса в еврозоне состоялись всеобщие выборы. К этому событию было приковано внимание всего Евросоюза: именно Берлин на протяжении последних лет был настоящим локомотивом Старого Света, который смог вытащить континент из трясины кризиса. И именно от Берлина во многом будет зависеть дальнейшая трансформация Союза. Не меньшее значение прошедшие выборы имели и для Киева: смена власти в Германии могла, пусть и незначительно, изменить характер и ход переговоров о подписании соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

Канцлер Германии Ангела Меркель фактически подтвердила, что воспринимает результаты выборов в бундестаг как очень серьезный аргумент в пользу единства Европейского Союза. Она считает, что нет оснований менять политику Берлина в рамках ЕС: ФРГ традиционно считается главной движущей силой европейской экономики и сторонником единой европейской валюты. Кроме того, Германия взяла на себя главные траты по спасению еврозоны. Таким образом, голосование немцев дает карт-бланш на глубокие и системные – в том числе и политического характера – реформы ЕС.

Подробно

Почти триумф Ангелы Меркель

Впервые Ангела Меркель возглавила правительство ФРГ восемь лет назад – в 2005 году. Ее руководство Германией пришлось на достаточно непростое время. Один только глобальный финансово-экономический кризис и последовавший за ним долговой кризис еврозоны чего стоят. В последние годы родная партия канцлерин стабильно проигрывала местные выборы, а ее саму критиковали за решения по спасению падающих экономик стран из группы PIGS, за кадровые решения или же за мягкое отношение к проблеме с прослушкой американскими спецслужбами.

Результат блока ХДС/ХСС можно было бы назвать триумфальным, если бы не ложка дегтя – за пределами бундестага остались их партнеры из Свободной демократической партии Германии по действующей коалиции. Но для политика, проведшего страну через шторм кризиса и действовавшего вопреки воле подавляющего большинства, этот результат выглядит просто фантастическим.

Так, согласно официальным результатам, партия Меркель получила 41,5% голосов. По сравнению с выборами 2009 года это больше на 7,7%, или «суперрезультат», как выразилась счастливая победительница. Теперь в новом бундестаге у христианских демократов будет 311 депутатов из 630. То есть для гарантированного переизбрания канцлерин на третий срок все-таки не хватает пяти мандатов, и их каким-то образом придется обеспечивать. А поскольку, как уже было сказано, союзники ХДС/ХСС не прошли в парламент, остается рассуждать о возможных вариантах новой коалиции.

Второе место заняли социал-демократы. СДПГ чуть улучшила свой результат: 25,7% против 23% четыре года назад. Но разрыв в показателях оказался слишком велик. «Зеленым» тоже нечем похвалиться, они опустились с 10,7% до 8,4%. Так что о реанимации былой «красно-зеленой» коалиции не может быть и речи. Достаточно уверенно, хотя тоже не без потерь, отстояла свое присутствие в бундестаге Левая партия. У нее 8,6% и 64 депутата. Вместе со 192 местами СДПГ и 63 мандатами «зеленых» оппозиция в бундестаге даже имеет большинство в три голоса. Однако с левыми не желают даже садиться за стол переговоров ни христианские демократы, ни социал-демократы. Таким образом, победители вынуждены искать помощи у проигравших, которые не могут в ней отказать.

Получается, что кроме канцлерства Ангелы Меркель реального варианта сейчас нет. По данным опросов, ее работой довольны более 70% респондентов. Политические оппоненты признали ее крупную победу и поздравили. И это будет уже третий срок гос­пожи Меркель на должности канцлера (избирается бундестагом на четыре года), то есть у власти она будет находиться дольше, чем Маргарет Тэтчер, руководившая британским правительством 11 лет.

Если разобраться

Первые среди равных

Именно таким образом сегодня можно охарактеризовать положение Германии в Европейском Союзе. Еще летом стало известно, что потенциальные выплаты Германии в связи с участием страны в программах помощи «проблемным» периферийным государствам еврозоны — Португалии, Греции, Испании — превысят озвученные министром финансов страны Вольфгангом Шойбле цифры (95,3 млрд евро). Как пишет немецкая пресса со ссылкой на сообщение источника в правительственных кругах, речь идет о более чем 122 млрд евро.

Источник пояснил, что озвученная на заседании комитета по финансам бундестага Шойбле цифра в 95,3 млрд евро учитывает лишь прямую финансовую нагрузку на ФРГ в связи с участием страны в Европейском фонде финансовой стабильности (EFSF) и Европейском стабилизационном механизме (ESM). Однако эта цифра приводится за исключением финансовой ответственности ФРГ, возникающей в связи с 20-процентным участием страны в 60-миллиардном фонде EFSM, созданном в 2010 году и управляемым Еврокомиссией, продолжил экономист.

По его словам, необходимо также учитывать двусторонние греко-немецкие кредиты, которые уже обошлись Германии в 15,2 млрд евро. Следует также учесть, что отдельные политики выступают за проведение соответствующих стандартам МСФО списаний по выданным фондами кредитам, возврат средств в рамках которых вызывает сомнения. В случае принятия этой инициативы потери Германии могут еще больше возрасти.

Однако не в финансировании проблем ЕС заключается исключительная роль Германии. Именно благодаря инициативе Берлина сегодня Европа стоит на пороге реализации бюджетного союза. «Мы не просто говорим о бюджетном союзе, мы находимся на пороге его реализации. Я говорю о бюджетном союзе с жесткими правилами, как минимум, в отношении еврозоны», — цитирует Меркель агентство AFP. По ее мнению, Европе необходим новый «стабильный союз» с усиленным бюджетным контролем и регулированием уровня госдолга, а «ядром этого союза стабильности должен стать новый европейский потолок госдолга».

Стоит отметить, что эта инициатива не осталась без внимания. Так, премьер-министр Испании Мариано Рахой предложил создать европейский бюджетный союз не позднее 2018 года. Он               отметил, что реализацию подписанного лидерами стран ЕС Бюджетного пакта следует проводить в три этапа. «Сначала страны-члены (бюджетного союза) должны принять меры, чтобы соответствовать экономическим и налоговым критериям конвергенции и выполнить все обязательства Европейского совета», — подчеркнул он.

По его оценке, добиться этого можно к 2014 году. Затем — к 2015—2016 гг. — необходимо создать общеевропейский орган по контролю за национальными бюджетами, продолжил Рахой. «Он бы давал рекомендации относительно целей и направления бюджетной политики в еврозоне, — отметил глава испанского правительства. — На этом этапе можно уже выпустить евро­облигации, хотя в основном заимствования осуществлялись бы по-прежнему на национальном уровне». На третьем, заключительном, этапе, охватывающем 2017—2018 гг., Рахой предлагает обобществить задолженность союза и определить общие цели для всего европространства. «Однако от этого мы сегодня, конечно, еще очень далеки», — заметил председатель испанского кабинета министров.

О том, насколько далеко может зайти трансформация Европейского Союза, свидетельствуют слова председателя Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу. Выступая на сессии Европарламента в Страсбурге, он высказался за усиление европейской интеграции: «Европейский Союз должен развиваться. Нам следует двигаться в направлении федерации национальных государств, и давайте не будем бояться этого слова. Вот что нам нужно. Не сверхдержава, а демократическая федерация национальных государств, которые могут решать наши общие проблемы путем распределения суверенитета таким образом, чтобы каждая страна и каждый гражданин лучше управлял своей судьбой».

Для достижения этих целей, как отметил Баррозу, потребуется изменение базовых документов Европейского Союза. Это способствовало бы преодолению нынешней ситуации, когда разобщенность действий национальных правительств приводит к росту популизма и национализма.

Очевидно, что без Германии все эти планы так и останутся всего лишь планами. Однако теперь, когда граждане ФРГ фактически одобрили курс Меркель, подобные проекты обрели шанс на реализацию.

Аспект

Перспективы для Киева

Евроскептицизм — именно так на протяжении последних двух десятилетий можно охарактеризовать позицию официального Берлина относительно европейских перспектив Киева. Однако, как говорится, вода камень точит, а в политике ничто не остается неизменным. В последнее время руководство ФРГ начало менять риторику в отношении Украины. Посол Украины в Германии Павел Климкин считает, что сегодня уже абсолютное большинство немецких политиков внутренне согласились, что в будущем Украина должна стать членом ЕС.

И для этого есть весомые основания. Дело в том, что немецкий бизнес последовательно выступает за подписание соглашения, поскольку он, в соответствии с проведенными опросами, определил Украину одной из десяти наиболее интересных целей в среднесрочной перспективе для немецких инвестиций в мире и единственной целью на Европейском континенте. Это связано с тем, что будущая зона свободной торговли должна сделать Украину более привычной и понятной не только для крупных немецких компаний, которые и так готовы и способны работать в Украине, но и для средних, составляющих основу немецкого бизнеса.

Соответствующая перспектива откроется и для украинского малого и среднего бизнеса, то есть на рынке ЕС смогут эффективно работать не только большие украинские компании. Поэтому немецкий бизнес последовательно выступает, во-первых, за подписание соглашения об ассоциации и, во-вторых, за упрощение и отмену в будущем визового режима с Украиной. Бизнес неоднократно давал понять, в том числе и правительству, что в этом направлении необходим постоянный прогресс.

Кроме этого, один из энергетических китов ФРГ – компания RWE – скоро начнет закачивать газ в украинские хранилища. Принадлежащие иностранному владельцу запасы будут накапливаться впервые с 2005 года, когда «Газпром» после череды скандалов отказался от хранения своего газа в Украине. С тех пор хранилищами пользовались дочерние структуры украинского «Нафтогаза», хотя запасы создавались в основном для бесперебойного транзита российского газа в Европу в зимний период.

В июне руководитель «Газпрома» Алексей Миллер сообщил, что его компания не намерена ни закачивать газ в украинские хранилища, ни перечислять платежи для накопления запасов.

Выход из ситуации нашли в Германии. Еще в ноябре прошлого года Киев начал покупать газ в Германии, у компании RWE. По данным украинских СМИ, цена немецкого газа в среднем на $30 за тысячу кубометров меньше, чем российского: $390 против $420.

Первые поставки в режиме реверса (с запада на восток) осуществлялись через территорию Польши, затем был открыт венгерский маршрут.

Теперь же создание принадлежащего RWE запаса газа на территории Украины позволит не транспортировать топливо из России в Германию и оттуда обратно в Украину, а продавать его по схеме замещения. Это даст возможность «Нафтогазу» увеличить объемы покупки формально немецкого газа, снижая их в России.

А если учесть, что и Германия уже достаточно долгое время является одним из главных партнеров Украины в торговле, можно уверенно сказать: у нас есть фундамент, на котором мы можем строить наши отношения в рамках Большой Европы, и есть общие интересы, которые позволят развивать взаимовыгодное партнерство

Джерело: "Украинская техническая газета", Александр Леонов

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Персональний кабінет