Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 29 січня 2017 року

Противостояние Омеляна и Балчуна как зеркало украинских политико-экономических конфликтов

Противостояние Омеляна и Балчуна как зеркало украинских политико-экономических конфликтов
Последние две недели почти каждый день в ленте новостей появляется информация об острой полемике между руководителями Министерства транспорта и инфраструктуры, с одной стороны, и "Укрзализныци", с другой. Особенно активен в своих критических выступлениях и обвинениях министр Владимир Омелян. По сути это уже не просто публичный спор двух уважаемых руководителей, а информационно-политическое противостояние (не хочу усугублять ситуацию термином "информационная война").
В чем суть этого конфликта? По версии Омеляна и его сторонников проблема заключается в том, что министр пытается бороться с коррупцией в "Укрзализныце", а ему не дают это делать. Вряд ли приходится сомневаться в том, что в "Укрзализныце" есть коррупция. Она у нас есть везде, в том числе и в Минтрансе. Но очевидно и то, что В.Балчун пытается наводить порядок в "Укрзализныце", хотя и не без проблем. Не думаю, что и мотивы В.Омеляна в этом конфликте столь чисты и безупречны, как он говорит об этом (но об этом – ниже по тексту).

Было бы также наивно полагать, что речь идет о сугубо психологической коллизии между двумя молодыми топ-менеджерами. Как говорится, не сошлись характерами Владимир и Войцех, поссорились и стали выяснить отношения на глазах у всей страны. Элементы взаимного личного неприятия в этом противостоянии наверняка есть. Но подоплека этого конфликта на самом деле гораздо глубже, и он весьма типичен и показателен.

На мой взгляд, противостояние Омеляна и Балчуна – это своеобразное зеркало, хотя и несколько кривое, нынешних политико-экономических конфликтов в Украине. Напомню, что это не первый такой конфликт, боюсь, что и не последний. Осенью прошлого года (в сентябре) возник конфликт между ПАО "Укртрансгаз" и НАК "Нафтогаз Украины". Руководство "Укртрансгаза" тогда инициировало свой выход из-под контроля НАК "Нафтогаз Украины" и переподчинение Министерству экономического развития (МЭРТ). Тогда этот конфликт многими также воспринимался как личный конфликт И.Прокопива (руководитель ПАО "Укртрансгаз") и А.Коболева (руководитель НАК "Нафтогаз Украины"). В итоге конфликт был разрешен через передачу корпоративных прав по управлению НАК "Нафтогаз Украины" от Минэкономразвития непосредственно Кабинету министров Украины. Согласитесь, очень похожая ситуация на нынешний конфликт между руководителями Минтранса и "Укрзализныци".

Фактически обе эти истории имеют природу институционально-управленческих и политико-экономических конфликтов.

В чем институциональность этого противостояния? Руководство крупной госкомпании стремится к большей самостоятельности и уходу от опеки со стороны министерства (в случае с ПАО "Укртрансгаз" и НАК "Нафтогаз Украины" дочерняя компания стремилась уйти из-под контроля материнской компании; а сам "Нафтогаз Украины" сначала тяготился опекой Минэнерго и ушел в сферу влияния МЭРТ, но и там стремился к максимальной самостоятельности). В свою очередь любой министр не хочет отпускать в "свободное плавание" крупные госкомпании, находящиеся под его контролем, и будет объективно стремиться к максимальному влиянию на них. Это уже не просто противоречия между конкретными руководителями, это объективный конфликт интересов между институтами (министерством и госкомпанией). В условиях структурных реформ (институциональных изменений) такого рода конфликты неизбежно обостряются (если только руководитель госкомпании не является прямым ставленником министра). И это уже не просто вопрос о том, кто кому должен подчиняться (или не подчиняться) и в какой степени. Это проблема функций и полномочий министерств в отношениях с госкомпаниями. Либо министерства занимаются только вопросами стратегии и координации в развитии соответствующих отраслей, либо они остаются "директоратом", который решает все нормативные, кадровые и ресурсные вопросы в своей отрасли, и относятся к подведомственным госкомпаниям как к "цехам", которые находятся в полном их подчинении.

Второй срез этого противостояния – политико-экономический. "Укрзализныця" – одна из наиболее богатых и ресурсообеспеченных госкомпаний в стране. Все годы независимости Украины борьба за контроль над ресурсами этого ведомства или хотя бы за влияние над их распределением не прекращалась ни на день. Чаще всего это борьба имела форму конфликта бизнес-интересов. Но в последние годы в этой конкуренции бизнес-интересы стали переплетаться с партийными. Вспомним громкие скандалы вокруг деятельности Максима Бланка, возглавлявшего "Укрзализныцю" в 2014-2015 гг., и которого связывали с А.Яценюком. Уже тогда "Народный фронт" считал "Укрзализныцю" своим подконтрольным ресурсом. Напомню, что и сейчас В.Омелян является членом правительства по квоте "Народного фронта". Так что, в этом конфликте прослеживаются не только его личные интересы как министра, но и интересы политической силы, выдвинувшей его в правительство. Сторонники В.Омеляна, в свою очередь, говорят о том, что в этом противостоянии проявлены также интересы Я.Дубневича (главы парламентского комитета по вопросам транспорта, члена фракции БПП). Но интересы Я.Дубневича скорее связаны с бизнесом, тогда как интересы В.Балчуна носят явно институционально-управленческий характер. Поэтому в противостоянии Минтрансу В.Балчун и Я.Дубневич если и являются союзниками, то ситуативными.

На сегодня конфликтность ситуации вокруг "Укрзализныци" в основном связана с повышенной информационно-политической активностью министра В.Омеляна. Каким образом может быть разрешен этот конфликт? В отечественной политико-управленческой практике такие конфликты часто урегулируются путем отставки (увольнения) либо одного, либо обоих участников противостояния. В.Балчун был назначен по конкурсу и если уйдет, то по собственному желанию или, если, вдруг, НАБУ выявит его личную причастность к коррупционным деяниям в "Укрзализныце" (что маловероятно, по многим причинам). В.Омелян также может уйти по собственному желанию. Но тогда это будет открытым демаршем и может спровоцировать конфликт между двумя фракциями коалиции. Вряд ли такой сценарий отвечает интересам "Народного фронта", который в результате политического кризиса и возможных досрочных выборов потеряет не только участие во власти, но даже присутствие в парламенте. Поэтому "Народному фронту" придется выбирать из двух зол. Оптимальный вариант разрешения этого конфликта – прекращение публичного информационного противостояния и реализация решения о прямом подчинении "Укрзализныци" правительству. Это уже апробированная модель разрешения подобных ситуаций, а Премьер-министр В.Гройсман уже привычно выступает в роли арбитра в таких конфликтах.
Джерело: Блог В.Фесенка на "Українській правді"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

15 грудня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Политолог объяснил, почему Путин не отцепится от Украины
15 грудня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Какие условия Украина должна выполнить, чтобы получить новое вооружение
14 грудня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Есть три сценария, по которым может развиваться обмен пленными
13 грудня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
История с Саакашвили: в чём главная опасность для Порошенко?
архів коментарів

Персональний кабінет