Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 24 лютого 2017 року

Я думаю, что Артеменко использовали втемную

Я думаю, что Артеменко использовали втемную
Так что же стоит за поступком Артеменко: банальная глупость и единичное мнение или все намного серьезнее и мы стали свидетелями вброса, цель которого -- прощупать почву и прозондировать реакцию общественности? Об этом «Фраза» спросила у людей, которые умеют предвидеть последствия политических заявлений на несколько ходов вперед.

Если б это было вбросом, его нужно было бы делать через серьезных людей. Если это был вброс, то с самого начала он был дискредитирован личностью человека, которому приписали этот вброс. Кто такой этот Артеменко? Его до этой истории практически никто не знал. Он иногда появлялся на «Интере», но если бы вы спросили дипломатов и политиков о том, кто такой Артеменко, я думаю, что они не сразу бы вам ответили. Поэтому приписывать «мирный план» человеку, который ни на что не влияет и, по большому счету, никого не представляет,  не нужно. Он даже в Радикальной партии не имел влиятельного статуса. И тут вдруг такая шумиха вокруг него. Всерьез это воспринимать нельзя.

На мой взгляд, это наполовину фейк, а в большей степени это провокация, причем сознательная. 

Во-первых, он сам уже заврался. В публикации «The New York Times» в его первом интервью было сказано, что он представил свой «мирный план», включая идею референдума по Крыму, что само по себе глупость, и россияне сразу это опровергли. Любая компромиссная идея по Крыму не будет приниматься россиянами, а у нас это все продуцируется. Он сказал, что он представил план «влиятельным людям», а теперь говорит, что на него выходили эти люди. Так когда он говорил правду?

Теперь давайте разбираться, что это за влиятельные люди у Трампа. Я думаю, что они постоянно получают от наших политиков разного рода предложения. Я слышал о том, что Левочкин встречался с Манафортом, правда, без особого успеха. Мы также знаем о поездке Юлии Владимировны. Я думаю, что попытки передавать идеи и предложения были от самых разных политиков. То, что Артеменко мог передавать какие-то свои предложения, и то, что он мог кому-то хвастаться, вполне понятно. Такой самопиар вполне возможен. Я верю в то, что он действительно мог сам что-то продвигать и заниматься самопиаром. Это типичное поведение украинских политиков.

Но неужели команда Трампа некомпетентна? Я допускаю, что отчасти это возможно, там могут что-то передавать через знакомых. Но там действительно очень серьезные проблемы и бардак еще тот. Это, кстати, подтверждают и американские коллеги. Там до сих пор не сформирована верхушка госдепартамента. Такого никогда не было, по крайней мере за последние 150 лет так точно. Трамп работает уже месяц, и до сих пор не сформировано руководство госдепартамента, есть только госсекретарь и его помощник.  Мы видели, какая проблема с помощником по национальной безопасности, там есть проблемы. Украиной никто не занимается. Там до сих пор нет человека, который занимался бы Украиной. Поэтому кто директирует эту информацию, кто отбирает, что значимо, а что нет – это тоже вопрос. Я допускаю, что некомпетентность людей из команды Трампа могла сыграть свою роль. Кто-то мог принять эти предложения, не понимая, заслуживают они внимания или нет.

Самое главное и самое интересное – откуда взяли эту информацию в «The New York Times»? Это очень важный вопрос, на который у нас почему-то никто не пытается дать ответ. И в этой связи есть еще один важный нюанс, который надо иметь в виду: «The New York Times» -- это издание оппозиционное Трампу. Это масс-медиа, которые Трамп называет врагами народа. Это издание, близкое к Демократической партии, которая критиковала Трампа во время избирательной кампании и критикует по сей день. Это очень важный нюанс.

С одной стороны, мы не знаем источников, мы не знаем, откуда они взяли эту информацию. Но ведь это тоже странно. Уважаемое издание, они что, не понимают, кто такой Артеменко? Я понял бы, если бы они опубликовали информацию со ссылкой на Пинчука, на Тимошенко, на Ахметова. Это было бы понятно, так как это серьезные люди, и, как бы мы к ним ни относились, это люди, обладающие потенциалом влияния и очень сильными связями. Они могут продвигать какие-то мирные инициативы, если они у них есть. А кто такой Артеменко? Тут уже либо проявление некомпетентности со стороны журналистов, которые просто не понимают украинскую политику и значение конкретных игроков в этой политике, либо это было сделано сознательно. А для чего?

И вот тут мы начинаем подходить к версии о провокации, к которой я склоняюсь. Либо это провокация против Трампа и его команды, чтобы дискредитировать: дескать, видите, какой ерундой они занимаются и с какими людьми имеют дело. Либо, что мне ближе, кто-то из наших (и, скорее всего, из команды Юлии Владимировны), либо лоббисты Юлии Владимировны в Штатах слили эту информацию в «The New York Times», убедили журналистов в том, насколько это серьезно. Тогда вопрос: для чего? Вот тут может быть версия зондирования. Некоторые СМИ уже пишут об этом. Такая же версия в свое время высказывалась по поводу Савченко, что через Савченко Тимошенко зондирует общественное мнение. Но я думаю, что здесь главное – это не зондирование. Нужен был скандал. Я думаю, что Артеменко использовали втемную. Видимо его купили этим самопиаром, тем, что он станет известным, видимо, это ему очень понравилось, но, похоже, он не ожидал таких последствий. А вот те, кто раскручивал эту комбинацию, как раз все прекрасно понимали. Смысл был в том, чтобы через Артеменко подставить Ляшко. Это ответ на московскую зозулю. А тут в роли пророссийской силы выступает Радикальная партия. Ляшко отреагировал, Артеменко исключили, тем не менее все сразу стали вспоминать, что это депутат от Радикальной партии.

Это подстава Ляшко, в какой-то степени зондирование общественного мнения. «The New York Times» могла купиться на это еще и потому, что сейчас тема мирных инициатив достаточно популярная, я бы даже сказал, модная.

Джерело: ФрАза, Владимир Фесенко

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Персональний кабінет