Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 24 лютого 2017 року

Владимир Фесенко об иммунитете Гройсмана и политической составляющей блокады (видео)

Владимир Фесенко об иммунитете Гройсмана и политической составляющей блокады (видео)
Политическое противостояние в парламенте вокруг отставки премьер-министра Владимира Гройсмана и блокада торговли на Донбассе – две горячие точки на общественной карте Украины

то стоит за участниками блокады Донбасса, почему власть должна проявлять гибкость в решении этого вопроса и кто все еще заинтересован в досрочных парламентских выборах Politeka.online рассказал политолог, директор Центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

— В Украине уже действует чрезвычайная ситуация в энергосистеме. Как вы считаете, поможет ли это урегулировать ситуацию?

— На мой взгляд, корректно говорить не о чрезвычайной ситуации или положении, а о чрезвычайных мерах. Да, это необходимо сейчас из-за блокады. Нужно действовать гибко. С одной стороны, не допустить кризисной ситуации в энергосистеме. С другой стороны, и путем диалога, и путем применения жестких правовых мер по отношению к неконструктивным представителям блокадников, особенно к тем, кто грубо нарушает закон. Точечно нужно действовать, чтобы это не переросло в какой-то политический конфликт.

— А кто стоит за участниками блокады?

— Не имею такой информации, но предполагаю, что те, кто финансирует это мероприятие. Ведь оно требует денег. Нужно привезти туда людей, их содержать, перебрасывать.

Я думаю, что в этом заинтересованы те, кто хочет спровоцировать кризис в стране и досрочные выборы. Есть среди них и искрение воюющие патриоты, которые считают, что аморально торговать с этими территориями. Но что-то я не вижу, чтоб они боролись контрабандой. Ведь железнодорожные перевозки легальны. Да, это вынужденная мера и здесь есть определенная проблема, моральная, в том числе. В зоне конфликта есть общая инфраструктура: когда энергостанция в Счастье работает и на ту территорию, Мариуполь получает электроэнергию с территории, контролируемой сепаратистами. Вот такая запутанная ситуация.

Есть самые конспирологические версии. Например, о том, что это все сделано, чтоб продлить действие формулы «Роттердам плюс». Блокада – это провоцирование кризиса и в энергетике, и в социально-политической жизни. Провоцирование конфликтных и антиукраинских настроений на Донбассе – все это выгодно объективно России.

— Ведь если взять активистов-депутатов, они явно не пророссийские — Парасюк, Семенченко…

— Ну конечно… воинствующие патриоты, но там есть эгоистические мотивы. Вы упомянули Парасюка, Семенченко,  так вот, что интересно: когда мы о них узнали? О Парасюке в последние дни Майдана, когда он выступил с такими воинствующими заявлениями. О Семенченко – во время боевых действий, когда такой комбат был в балаклаве. Но, как только ситуация успокаивается, об этих людях забывают.

Сейчас они опять оказались в центре внимания, для них это способ продолжения политической карьеры. Я таких людей называю политическими наркоманами. Еще одна группа участников этой блокады – это бывшие бойцы «Айдара», которых обвиняют в тяжких преступлениях и для них это способ самозащиты и отвлечения внимания, ведь тут они выступают не в роли преступников, а в роли патриотов. Вот такие мотивы.

В перспективе это проблема. Как нам жить с этими территориями? Или мы от них отгораживаемся, как в случае с Абхазией и Грузией, например, или там будут продолжаться боевые действия как в Карабахе. Или есть другая модель – Приднестровье. Многие ее критикуют, но там не стреляют и там есть даже, я бы сказал, мягкая интеграция.

Есть мнение, что государство вяло реагирует на эту блокаду. Если в преддверии годовщины Майдана применять жесткие действия, а там несколько сот человек, то это — массовые столкновения в ближнем тылу, ведь рядом линия размежевания. Во-первых, это опасно, этим могут воспользоваться сепаратисты. Во-вторых, сам факт таких столкновений может быть использован негативно, для создания политического кризиса.

— Один из организаторов блокады — Анатолий Виногродский — заявил об эффективном контроле над энергосистемами без блокирования и захвата электростанций . Что это значит?

— Такого рода заявления, я так понимаю, намекают на захват диспетчерских пунктов. Но энергосистема — это очень сложная инфраструктура. Мы все помним, что авария на ЧАЕС начиналась именно из-за ошибки с экспериментом на диспетчерском пункте. Теперь представьте себе, что приходят активисты и начинают вторгаться в работу энергосистемы. Это чревато  блэкаутом и, на мой взгляд, это так же аморально и преступно, как обстрел Авдеевки террористами. Так что, я думаю, в связи с этими заявлениями нужно усиливать охрану объектов энергетики, потому что  это вопрос национальной безопасности, и применять силу против таких людей.

— «Батькивщина» внесла в Раду постановление об отставке Гройсмана. Этот документ исчез с сайта ВР, а министр Петренко объяснил это неконституционностью подобной инициативы, ведь у Кабмина есть иммунитет до апреля. Неужели у Тимошенко этого не знали?

— Насколько мне известно, этот документ готовил Власенко, я с ним общался на этот счет. Действительно есть иммунитет, это конституционная норма. В «Батькивщине» это знают, и они поступили более хитро. Они подготовили проект постановления, согласно которому хотят отменить постановление ВР о назначении Владимир Гройсмана премьер-министром.  По их мнению, там были процедурные нарушения, и они предлагают их отменить.

Я не берусь выступать здесь юристом и разбираться, есть ли в действительности эти нарушения, но, на мой взгляд, в этом случае логично бы было обращаться в Конституционный суд. На мой взгляд, здесь дело не в праве, а в политической атаке. Третья годовщина Майдана и здесь этот проект постановления. Пазл складывается.

Это в стиле Юлии Владимировны. Она любит тактику веерных атак, когда удар наносится по разным направлениям и идет с некоей цикличность. Вот и получается, что,  с одной стороны, блокадники действуют. С другой стороны, проект этого постановления. И с третьей – улица, попытка организовать третий Майдан. Вот три направления, которые должны сложиться в общую атаку на власть.

Проблема в том, что люди сейчас устали и не доверяют ни одной политсиле.  Хотя риски есть, но я надеюсь на благоразумие украинцев и на осторожную работу правоохранительных органов.

— Как вы считаете, удастся ли Гройсману удержаться в кресле?

— До апреля у него иммунитет. Далее, если смотреть на график ВР, то там так запланировали, что почти месяц , с конца апреля до середины мая, парламент не будет работать в пленарном режиме. Уже это может немного смягчить страсти.

Оппозиционные силы могут пробовать объявить недоверие, но только для внесения подобной инициативы нужно собрать 150 подписей.  Я сомневаюсь, что депутаты будут охотно давать под это свои подписи. Ведь велик риск политического кризиса, дестабилизации ситуации. Зачем подыгрывать Тимошенко и Оппозиционному блоку?

Большинство депутатов не хотят выборов по разным причинам, среди них мажоритарщики, «Самопомич», радикалы не скрывают, что не хотят выборов, депутатские группы «Видродження», «Воля народа». Везде есть мажоритарщики и они трезво оценивают риски не переизбраться. К тому же там есть представители бизнеса, а бизнес любит тишину. Поэтому найти 150 голосов за инициирование недоверия будет крайне сложно, я уже не говорю о 226 голосах за отставку. Конечно, у Порошенко могут решить поменять Гройсмана на «нашего человека».

— А кто это может быть?

— Я не хочу говорить из этических соображений.

— Говорят о Юрии Луценко.

— Ну и про Луценко. Кто-то говорит про Ложкина. Но зачем? Ему предлагали идти в правительство. Мне кажется, его устраивает нынешний статус. Он в поиске инвестиций для Украины, и некий прогресс там есть. Но при этом он не обременен вот этими формальными статусами, ограничениями, связанными с госслужбой, и так далее.

С Луценко другая ситуация. У него много недоброжелателей в парламенте и они попытаются использовать ситуацию, чтобы Гройсмана убрать, а за Луценко не проголосовать и, таким образом, спровоцировать кризис и досрочные выборы. Поэтому тут есть риски. Еще одно: для Луценко крайне важно закончить тот объем работ, который он уже начал – расследовать дело по Януковичу. Вот это нужно сделать, а после можно возвращаться в активную политику.

Джерело: Politeka

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

22 березня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Садовый ведет себя крайне беспомощно, у него плохой менеджмент
21 березня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Крым не получил многое из того, на что надеялся
20 березня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Введение внешних управляющих – это давление на Ахметова
архів коментарів

Персональний кабінет