Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 23 червня 2017 року

Владимир Фесенко: Не вижу каких-то явных инструментов подчинения себе Конституционного суда

Владимир Фесенко: Не вижу каких-то явных инструментов подчинения себе Конституционного суда
Политолог оценил голосование в Раде по реформированию КСУ и спрогнозировал угрозы узурпации власти Президентом

22 июня Верховная Рада Украины приняла в повторном первом чтении приняла за основу законопроект №6427-д «О Конституционном суде Украины». Доработанный документ после бурных обсуждений поддержал 231 парламентарий при 226 необходимых (причем после открытия утреннего заседания в сессионном зале зарегистрировались 356 нардепов).

Принятию решения предшествовал провал голосования за реформу КСУ, предусмотренной законопроектом №6427.

Напомним, 8 июня нардепы решили отправить документ на повторное первое чтение для доработки в комитете ВРУ по вопросам правовой политики и правосудия.

Одной из норм, предусмотренной в доработанной редакции является положение, что КСУ сможет давать заключение о конституционности законов и норм не только по обращению Президента, Кабмина или не менее 45 народных депутатов, но и по жалобе отдельной личности. За КСУ оставили право рассматривать вопросы конституционности решений о референдуме и об импичменте Президента.

Президенту прописали полномочия назначать кандидатов в КСУ, которых выбрала созданная им конкурсная комиссия (юристы). В Раде кандидаты будут «проходить» через комитет, в ведение которого входят вопросы правового статуса КСУ, а конкурсный отбор кандидатур для Съезда судей будет осуществлять Совет судей Украины путем тайного голосования.

Обновленный КСУ нардепы хотят признавать полномочным при наличии в его составе не менее 12 судей, которые получили полномочия. При этом судью КСУ планируют назначать на 9 лет без права быть назначенным повторно.

В доработанном законопроекте прописывается, сколько будут получать судьи КСУ и какие пенсии им должны устанавливаться.

Также предусмотрено, что увольнять судью КСУ смогут не менее 2/3 состава суда в случае: неспособности выполнять полномочия по состоянию здоровья; совмещения должностей; существенного дисциплинарного проступка; заявления по собственному желанию (до решения на специальном заседании КСУ судья будет работать).

Приписана норма и о назначении Уполномоченного по правам человека: предлагается вместо тайного голосования избирать омбудсмена открытым голосованием большинством голосов нардепов.

Тем не менее критики законопроекта в сессионном зале обвиняли провластные фракции в поспешности с внесением и рассмотрением документа в Раде и указывали на отдельные его нормы с «подвохом».

В частности, народный депутат из фракции «Батькивщина» Сергей Власенко, не скрывая эмоций, возмущался, что парламентарии якобы «увидели» обновленный законопроект «только вчера», а сам проект решения, по его мнению, усиливает влияние Президента на КСУ. По его словам, в случае принятия документа в нынешней редакции, Конституционный суд сможет возвращаться к пересмотру решений, принятых ранее.

Также в политсиле Тимошенко сочли, что «Президент хочет сделать КСУ ручным», а сам документ принимается якобы с нарушением регламента, так как на протяжении одной сессии ВРУ не может рассматривать проект закона, который отклоняла на этой же сессии.

Обоснована ли критика и опасения оппонентов обновления закона о КСУ в принятой сегодня редакции, какие могут быть последствия принятия документа в целом и не является ли его принятием поспешным, Hubs расспросил политолога, руководителя Центра политического анализа «Пента» Владимира Фесенко:

55

Владимир Фесенко

— Принятие этого законопроекта является следствием судебной реформы. Это ее часть. В прошлом году депутаты проголосовали конституционный законопроект о судебной реформе, и он в том числе предусматривал обновление законодательства о Конституционном суде… Относительно принятого сегодня решения, могу сказать, что есть потребность в усилении профессиональных требований к членам КСУ. В принципе, в этом документе заложены определенные критерии, но как это сработает, покажет лишь практика.

В целом, в рамках судебной реформы такой закон необходим. Другое дело, идут дискуссии и споры по поводу отдельных его положений. В принятии законопроекта никакой поспешности нет – документ рассматривается уже несколько месяцев. Какая поспешность? Относительно критических моментов, которые я поддерживаю и в этом законопроекте, и законопроекте об антикоррупционных судах (которые также являются частью судебной реформы и следствием прошлогоднего конституционного законопроекта), могу выделить установление даже по нашим меркам очень высокой заработной платы для судей. Можно было бы найти более умеренный вариант (зарплатной «вилки» — Ред.). Это воспринимают критично и некоторые депутаты. Очень большие разрывы. На сегодня самые высокие зарплаты именно у судей Конституционного суда, хотя претензий к их работе хватает. Понятно, что квотность там высокая и сам КСУ небольшой по составу, поэтому нельзя сказать, что он требует высоких бюджетных затрат. Но тем не менее, есть вопрос социальной справедливости и сбалансированности оплаты труда представителей центральной исполнительной власти, высших органов судебной власти и так далее.

Однако не совсем корректно говорить о поспешности принятия законопроекта, он уже рассматривался Верховной Радой. Его отправили на доработку. Нужно ли было браться за него именно сегодня – это вопросы процедуры и подходов, устраивать ли дискуссию отдельную по этому закону, голосовать ли отдельно пункты и т.д. Но это уже вопрос тактической борьбы. Те, кто требовал тщательного рассмотрения и отдельного голосования по всем нормам этого законопроекта, хотели его завалить. Это известная тактика, которая применяется и в американском конгрессе, и в британском парламенте. Это своего рода тактика провала законопроекта, когда голосуют определенные нормы и заваливают отдельные положения.

Конечно же, можно было бы его еще доработать, но сказать, что он поспешно выносится, не соответствует действительности.

Что касается опасений относительно якобы попытки Банковой усилить свое влияние на КСУ, они звучат постоянно, например, говорят и об узурпации власти и так далее. Но в данном случае я не вижу каких-то явных инструментов подчинения себе Конституционного суда.

Здесь как раз, на мой взгляд, ситуация принципиально не меняется. Если говорить о попытках влиять на КСУ, то и сейчас это возможно. Более того, это было неоднократно в истории украинского конституционного правосудия. Чего стоит ситуация 2010 года (когда при Януковиче Конституционный суд вернул Основной закон в редакции 1996 года с широкими президентскими полномочиями – Ред.). Действия оппонентов нынешнего законопроекта – обычный традиционный тезис оппозиции по известному принципу — «волки, волки!». Хотя волков еще нет.

Как заработает этот закон, будет ли влияние главы государства или нет, зависит, во-первых, от Президента, а также может ли он влиять на Конституционный суд. Сильный Президент может влиять на Конституционный суд в нашей стране, независимо от полномочий КСУ через процедуру формирования суда, как это сейчас делается. Второй же важный момент – это зависит от политических традиций. У нас пока действуют такие традиции, которые позволяют влиять на КСУ и при нынешнем законодательстве.

Джерело: Hubs

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

20 жовтня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Рассмотрение требований в парламенте можно растянуть на месяцы
20 жовтня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Лично у Саакашвили шансов свергнуть Порошенко нет
19 жовтня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Фесенко рассказал, когда Украина вступит в НАТО
архів коментарів

Персональний кабінет