Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 18 серпня 2017 року

Я бы сейчас не делал однозначных выводов относительно того, кто виноват в Илловайской трагедии

Я бы сейчас не делал однозначных выводов относительно того, кто виноват в Илловайской трагедии
Три года назад многие впервые узнали о существовании Иловайска. Этот небольшой населенный пункт стал братской могилой для многих украинских солдат.

Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

Безусловно, в данном случае годовщина трагедии играет свою роль. Законы политического пиара здесь работают очень сильно. Если прокуратура и правоохранительные органы не будут давать соответствующую информацию, не будут показывать каких-то результатов расследования, они подвергнутся жесткой критике. Критика все равно будет, но лучше действовать на опережение. Хотя, конечно же, фактор даты играет здесь очень важную роль.

А вот что касается степени вины, то я бы здесь был очень деликатен. Критики в адрес Муженко и тогда было очень много, и сейчас хватает. То, что были просчеты со стороны Генерального штаба, это очевидно. Причем не только в случае с Иловайском, они были потом и с Дебальцево. Повторение одной и той же ошибки с котлами стало отражением тактических ошибок Генштаба, тех, кто планировал эту операцию.

Но проблема в том, что там у каждого есть своя доля вины. Очень много было анархии, когда действовали и руководители добробатов, и Аваков, и Коломойский, и Корбан. Масса людей, которые так или иначе были вовлечены в эту ситуацию, действовали достаточно самостоятельно, и в итоге те тактические ошибки, которые были со стороны Генштаба, были усугублены и резко усилены. Чего там было больше: изначальной тактической ошибки со стороны тех, кто планировал военную операцию, или же ситуацию усугубили анархические действия отдельных участников событий, сейчас сказать сложно. Чтобы разобраться в этом, необходимо специальное исследование.

Однако, кроме тех, кто уже обвиняется, наказание серьезных фигур будет возможно лишь в результате смены власти. Да и то, если это будет доказано, а вот доказать что-то в этом деле очень непросто. У нас даже прецедентов таких не было. Кроме того, законы войны таковы, что либо кого-то снимают, либо не наказывают вовсе. Приведу пример: во время Отечественной войны генерала Павлова расстреляли в первые дни 41-го года, а те, кто допускал подобные ошибки и у кого даже потери были гораздо большие, не были наказаны. Например, котел под Харьковом или проблемы, которые были под Киевом. Разве кто-то был наказан? Я имею в виду Хрущева, Тимошенко, именем которого в Киеве названа улица. Все эти люди остались на своих постах и продолжили политическую карьеру. И это при Сталине. Этот пример очень важен с точки зрения того, что обвинять можно кого угодно, но все зависит от политического контекста и конкретных личных решений.

Я бы сейчас не делал однозначных выводов относительно того, кто виноват в трагедии. А что касается наказания, то все зависит от политического контекста и будущей политической конъюнктуры. Даже если поменяется власть, я не уверен, что новым руководителям государства удастся однозначно найти виновных в трагедии. Если это и случится, то у многих будет ощущение, что просто наказали козлов отпущения. Я не ожидаю здесь какой-то справедливости. Я думаю, что в конечном счете в этом деле свои оценки будут выставлять историки, а общество будет винить в трагедии совершенно разных людей и оценки будут разные. А вот получат ли те, кто причастны к трагедии, уголовное наказание, будет уже зависеть от игры случая и политической конъюнктуры. Многое будет зависеть от того, какие будут приоритеты у новой власти.

Если новая власть будет стремиться к тому, чтобы как можно быстрее наказать виновных из предыдущей власти, то, конечно же, риски для Муженко или кого-то еще резко возрастут. Если же они решат не ссориться с военной верхушкой, то спустят дело на тормозах. Очень многое будет зависеть от реакции общественного мнения. Общество требовало кого-то наказать публично в 2014 году. Сейчас эта трагедия – это уже факт истории, и если, к примеру, через 2-3 года настроения будут в пользу мира, а Иловайская трагедия окончательно станет лишь фактом истории, то и реакция общественного мнения уже не будет такой острой. Если и будет какое-то наказание, то скорее моральное, психологическое. Я сильно сомневаюсь, что будет какое-то уголовное наказание.

Джерело: ФрАза

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

20 жовтня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Рассмотрение требований в парламенте можно растянуть на месяцы
20 жовтня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Лично у Саакашвили шансов свергнуть Порошенко нет
19 жовтня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Фесенко рассказал, когда Украина вступит в НАТО
архів коментарів

Персональний кабінет