Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 9 лютого 2018 року

Кто примет торговое предложение «Национальных дружин»?

Кто примет торговое предложение «Национальных дружин»?
Андрей Белецкий, проведя слишком яркую презентацию своих сил, мог совершить самую большую ошибку в своей карьере — привлек к себе слишком серьезное внимание слишком рано, сделал фальшстарт. Так считает Владимир ФЕСЕНКО, украинский политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента».

— Наделавшие шуму уличные акции «Национальных дружин», откровенно противоправные высказывания депутата Игоря Мосийчука и другие события тоже же плана — некоторые наблюдатели оценивают все это как попытку власти с помощью подставных фигур оседлать протестные настроения, заигрывать с озлобленным избирателем, контролировать его. Другие эксперты полагают, что такие явления — это осмысленные мероприятия политтехнологов по маргинализации протеста, превращения самой его идеи в жупел. Если против власти и президента подобные молодчики и радикальные идеи высказывают неумные клоуны — наверное, сама идея неверна. Какая трактовка, по вашему мнению, более близка к истине?

— Обе интерпретации, на мой взгляд, неверны. «Национальные дружины» ничего общего не имеют с протестами, это не акции Саакашвили.

Мосийчук тоже не имеет никакого отношения к «Национальным дружинам». Он использовал пиарный прием медиа-джекинга, перехватил тему, использовал в своих целях. Только-то и всего.

Для чего же были проведены уличные акции? Первая причина — «Национальный корпус» пытается себя раскручивать. Его рейтинги на уровне 1%. Присяга в центре Киева, под телекамерами — это медиа-раскрутка. Они сильны на улице, что и демонстрируют. Вполне по ленинским тезисам: «есть такая партия, которая может навести порядок».

И эта демонстрация силы очень убедительна — дипломаты в центре Киева оказались напуганы. Это тоже сигнал для властей.

Второй важный момент. Если принимать за истину общепринятую версию, что одним из опекунов «Нацкорпуса» является Арсений Аваков (а с этим можно согласиться лишь частично — министр МВД способен опекать, но никак не полностью контролировать эту силу), то уличные акции — способ попугать президента, показать организованную силу, продемонстрировать свое влияние. Аваков укрепляет вынужденное партнерство с президентом. Нового уровня тут не достигнуть, выше этого ничего быть не может. Арсен Борисович прекрасно понимает, что Порошенко ему обоснованно не доверяет, и при любом удобном случае тут же попытается убрать неудобного министра. Именно поэтому президента нужно регулярно и убедительно предупреждать об опасности таких устремлений.

Наконец, это просто торговое предложение со стороны «Нацкорпуса» для других кандидатов в президенты, для тех, кто желает претендовать на победу в 2019 г.

— То есть торговое предложение Белецкого в обход Авакова?

— Я почти наверняка уверен, что не только Аваков является финансовым донором «Нацкорпуса». Функция министра МВД гораздо важнее — это прикрытие во власти и организационное содействие.

Арсен Аваков, думаю, сильно переоценивает свои возможности контроля над Андреем Белецким. Да, Арсен Борисович его нашел, поднял и взрастил. Белецкий оказался талантливым и гибким организатором, удачно интегрировал «Азов» в Нацгвардию и при этом не только сохранил контроль над полком, но и создал параллельные структуры: партию, парамилитарные объединения и т. д.

Андрей Белецкий действует по заветам Ленина

Даже более спокойные персонажи — Ляшко, Рабинович, как только опериваются, сразу выходят из-под контроля первоначальных спонсоров. Ими управлять невозможно, можно только договариваться, покупать их.

Здесь будет похожая ситуация. Роман Зварич в свое время пытался опекать Белецкого. Но Зварич идейный националист, и то он не смог удержать такой контроль. В какой-то момент Белецкий посчитает, что опекун ему не нужен. И перехватить инициативу другим представителям власти не удастся — уже слишком поздно.

— То есть это торговое предложение не может быть принято самим Порошенко? Не способен ли президент забрать оружие из рук Авакова, перекупить Белецкого?

— Теоретически может быть все что угодно. Но практически — крайне маловероятно.

Я не знаю, через кого президент мог бы перехватить контроль над «Национальным корпусом». И это торговое предложение точно не для Порошенко, и не ему адресовано.

— Так все-таки «Национальные дружины» — штурмовики или титушки?

— Точно не титушки. Не все знают, в чем опасность «Национального корпуса». Это формирование новых подразделений, вербовка новых членов. Больше ни одна политическая сила не работает с молодежью, подростками всерьез! Это идейные бойцы. Это штурмовики.

— Не вызовет ли усиление структур, связанных с «Национальным корпусом», конфликтов и раскола в среде националистических движений?

— Будет конкуренция, а не конфликт. Кроме того, были и будут совместные акции. У националистических движений есть опыт координации, и даже выпуска совместных документов. Ближе к выборам, если рейтинги «Нацкорпуса» не вырастут, лидеры будут договариваться о неком взаимодействии или создании единого списка с партнерами.

— Как может отреагировать президентская команда на такую угрозу? Будут ли попытки создания параллельных марионеточных структур?

— Спецслужбы могут создавать лишь маленькие маргинальные организации. Феномены же, подобные «Нацкорпусу», могут появляться лишь в очень благоприятных обстоятельствах.

Дмитрий Ярош, например, работал 20 лет, и никто о нем не слышал. А когда появилась благоприятная возможность в 2014 г., он расцвел.

Фантазии на тему «параллельных структур» для оттягивания масс — это дешевые политфантазии. Ни Порошенко, ни Грицак, ни кто-либо другой из команды президента не способен реализовать подобный проект.

Сложные многоходовые комбинации в украинской политике вообще не работают, это из области конспирологии. Те, кто пытался разыгрывать схемы, включающие больше 2—3 ходов максимум, неизменно получали результат, противоположный ожидаемому — как это регулярно происходит, например, с Медведчуком.

Но самое важное — это мировозренчески чуждо Порошенко. Он по-другому мыслит, по-другому привык решать проблемы. Для него радикалы — это чуждая и враждебная среда, президент этих ребят воспринимает как угрозу.

Тем не менее абсолютно при всех президентах СБУ курировало некоторые праворадикальные националистические организации.

— Спецслужбы курировали и пророссийские движения, что завершилось оглушительным провалом.

— Не только спецслужбы. Тот же «Оплот» — продукт активного содействия харьковского руководства. Но этот вектор — по большей части феномен периода Януковича.

А националистов опекают еще с советских времен!

Например, «Тризуб», по некоторым данным, создавался именно в таких целях. И что в итоге получилось? Такие организации рано или поздно выходят из-под контроля. И история тоже этому учит. Самый известный пример — боевая организация эсеров и господин Азеф.

Это урок для спецслужб, но они продолжают в это играться, к сожалению.

Что является действительно огромной угрозой, так это само существование парамилитарных организаций. Ни одна политическая сила не должна иметь права на военизированные формирования. Расцвет этих объединений, замена ими официальных силовых структур — это или путь к диктатуре, или к гражданской войне. Исторический опыт тут однозначный.

На мой взгляд, любая украинская власть должна по этому вопросу занимать принципиальную позицию, не допускать создания таких структур, максимально ограничивать их деятельность. Иначе это будет угроза и обществу, и государству.

— Может ли Белецкий, выйдя из-под крыла Авакова, стать нормальным, безопасным системным политиком, с едва ли не первой в Украине идеологической партией?

— Этот товарищ в политике с 2014 г. И он в Раду на работу не ходит. Его стихия — улица, штурмовые отряды. Но Белецкому стоит помнить судьбу основателей штурмовых отрядов в Германии 30-х.

— Каков оптимистический сценарий развития событий? Политические партии встрепенутся, начнут последовательную работу, вернут политику в политику, заставят людей поверить, что перемены возможны через выборы, а не через уличные «прямые действия»?

 Тут не партии должны работать, а спецслужбы. Власть должна осознать, что эти ребята, марширующие в центре Киеве — гораздо большая угроза, чем Саакашвили и Тимошенко, вместе взятые. И эта угроза не только для Порошенко, но и для любой будущей власти, для всего государства и общества.

Создание парамилитарных структур надо пресекать. Финансовые источники обрубать. Выбивать вождей и организаторов. С молодежью надо работать, брать военно-патриотическое воспитание под собственный контроль, не отдавая его партиям.

— Враждебная пропаганда тут же заявила, что марширующие колонны — это еще один аргумент в пользу тезиса об Украине как о failed state, несостоятельном и несостоявшемся государстве.

— Это не аргумент, а описание потенциальных рисков, которые появляются в каждом государстве. Просто об этом риске нужно помнить всем. Тимоти Снайдер, американский историк и специалист в области авторитаризма, сразу после победы Трампа написал книгу «О тирании: двадцать уроков ХХ века». Он написал ее как предупреждение американцам. Автор предостерегает, что в США может случиться то же, что в фашистской Германии. Но это же совсем не значит, что США — failed state!

Пока наши «штурмовики» — лишь потенциальная угроза. Вопить о том, что мы на пороге диктатуры — смешно. У них нет поддержки в обществе! У Гитлера была поддержка, за него голосовала треть избирателей. А у Белецкого и близко нет поддержки.

— Как, по вашему мнению, отреагирует президент? Как обычно — пассивно?

— Порошенко прекрасно осознает риски, и осознает их с 2014 г. Но решает проблему ситуативно, через сохранение партнерских отношений с Аваковым. Системного ответа на проблему от него ожидать не приходится.

Джерело: 2000.ua

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

17 жовтня 2018 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Важен авторитет: Политолог о новом переговорщике по Донбассу в Минске
16 жовтня 2018 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Війна стратегій: на що робитимуть ставки кандидати в президентській гонці
16 жовтня 2018 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Владимир Фесенко рассказал, почему Луценко начал давление на Фирташа
архів коментарів

Персональний кабінет