Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 6 грудня 2016 року

Политические тенденции ноября 2016 г.

Политические тенденции ноября 2016 г.
В ноябре наконец-то подтвердились прогнозы о горячей осени, о протестной атаке на власть.
Протестная мистика ноября в Украине

В ноябре наконец-то подтвердились прогнозы о горячей осени, о протестной атаке на власть. Вторая половина ноября ознаменовалась различными протестными акциями, особенно в центре Киева. Правда, попытки различных оппозиционных сил использовать для раскручивания массовых протестов и обвинения руководства Нацбанка Украины в масштабных аферах, и тарифную проблему, оказались не очень удачными. Протесты под Нацбанком выглядели искусственными, с явно проплаченной массовкой. Шума было много, результат – никчемный. Различные политические акции – от выступлений праворадикалов и воинствующих патриотов 21 ноября до уличной самопрезентации нового политического движения Саакашвили 27 ноября – выглядели более естественными, но особых проблем для властей также не доставили. Главная причина неудачи с раскручиванием протестных акций, как я уже писал в "Заметках по поводу", – тотальное недоверие абсолютного большинства граждан Украины всем украинским политикам, не только представителям власти, но и лидерам оппозиции, включая и Ю.Тимошенко и М.Саакашвили. В 2004 г. и осенью 2013 г. уровень доверия лидерам оппозиции был существенно выше, хотя уровень протестных настроений был гораздо ниже, чем сейчас.

Отмечу в этой связи одну интересную, почти мистическую закономерность украинского политического календаря. Последние 16 лет (начиная с кассетного скандала 2000 г.) именно ноябрь стал в Украине периодом возникновения больших и малых Майданов, а также проведения различных политических и протестных и акций. После 2004 г. стала работать символика даты – воспоминание о Майдане (сначала об Оранжевой революции, а затем и о Революции достоинства) и попытка повторить Майдан едва ли не ежегодно стали приводить на главную площадь Украины сотни политических активистов. Но в том-то и закономерность ситуации (уже никакой мистики), что искусственно Майданы не возникают. Для возникновения больших Майданов (когда на уличные акции протеста выходят сотни тысяч людей) необходимо сочетание целого ряда обстоятельств – от наличия мощного эмоционального катализатора до фактора доверия оппозиционным силам и политическим лидерам.

Шоки ноября

Парадоксальность политической ситуации в Украине в ноябре проявлялась в том, что организовать массовые и острые протесты не удалось на фоне очевидных шокирующих факторов, влияющих на социально-политические настроения. В начале ноября был явный политический шок от содержания электронных деклараций, которые в конце октября подали наши чиновники, депутаты парламента, судьи. В конце ноября миллионы украинцев испытали шок от сумм в платежках за потребленную ими тепловую энергию. Зима в этом году пришла раньше, а платить за газ и тепло приходится по существенно более высоким коммунальным тарифам. В ближайшие месяцы именно тарифная проблема будет головной болью и главным фактором риска для правительства, Президента и всех местных органов власти. Помимо организации выплат социальных субсидий по тарифам, Кабинет министров ищет и другие способы "разрядки социальной напряженности" – от рассрочки коммунальных платежей до уравнивания оплаты по коммунальным платежам для потребителей со счетчиками и без счетчиков. Не исключено, что дело дойдет и до определенной коррекции самой формулы начисления тарифов за тепловую энергию, тем более что эту формулу критикуют многие специалисты.

Новые инициативы правительства Гройсмана

Кабинет министров Владимира Гройсмана в ноябре продолжал удивлять новыми социально-политическими инициативами. Из наиболее резонансных и политически значимых инициатив, отмечу планы по введению государственного регулирования цен на лекарства от сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета 2-го типа и бронхиальной астмы начиная с 1 января 2017 года, а также отмену 367 бюрократических нормативных актов, создававших серьезные проблемы для ведения бизнеса. Очевидно, что правительство Владимира Гройсмана пытается таким образом не только нейтрализовать негативное воздействие тарифной проблемы на общественное мнение, но и создать свою собственную историю социальных и экономических достижений.

Предыдущая инициатива правительства – по двукратному повышению минимальной заработной платы – большинством украинцев была воспринята положительно. Ноябрьский опрос социологической группы "Рейтинг" показал, что абсолютное большинство опрошенных (70%) поддержало повышение минимальной заработной платы вдвое (до 3200 грн.). 26% респондентов отметили, что наибольшая заслуга в принятии этого решения принадлежит Премьер-министру Владимиру Гройсману. Для главы правительства это, конечно же, – хороший сигнал.

Решения Кабинета министров по государственному регулированию цен на отдельные группы лекарств и отмене бюрократических нормативных актов явно направлены на интересы соответствующих социальных групп (от людей, страдающих на распространенные хронические заболевания, до предпринимателей). Политика конкретных социальных инициатив, которую В.Гройсман демонстрирует в последнее время, судя по всему, является еще одной особенностью его политического стиля. Глава Кабинета министров делает ставку не столько на абстрактные реформы, которые малопонятны простому обывателю, сколько на предметные социальные действия, которые будут позитивно ощущаться отдельными социальными группами. Но для успеха такой политики необходимы не только соответствующие управленческие решения. Команде Гройсмана, включая его пиарщиков, стоит подумать о брендировании своих социальных инициатив. Нынешние политические времена таковы, что для получения позитивного общественного эффекта необходима еще информационно-политическая эффектность.

Политический разрыв между Президентом Порошенко и М.Саакашвили

7 ноября о своей отставке с должности главы Одесской областной госадминистрации заявил Михеил Саакашвили. Одновременно он объявил о своем переходе в оппозицию к Президенту Порошенко. Хотя это событие стало громкой политической сенсацией, оно было достаточно ожидаемым и закономерным. Напряжение в отношениях между М.Саакашвили и Президентом Порошенко появилось еще в конце прошлого года и постепенно возрастало. Похоже, что еще год назад М.Саакашвили понял, что в силу различных причин ему не удастся достичь успеха в Одессе. Оказалось, что Украина не Грузия, Одесса – не Батуми, а у главы областной госадминистрации возможностей гораздо меньше, чем у Президента Грузии. Осознав это, М.Саакашвили переключился на создание собственного антикоррупционного движения и на публичную политическую деятельность на всеукраинском уровне. Он пришел к выводу, что на критике коррупции, Премьер-министра Яценюка и олигарха Коломойского заработать популярность гораздо легче, чем на положительных изменениях в Одесской области. Весной, после увольнения Д.Сакварелидзе с должности заместителя Генпрокурора, между М.Саакашвили и П.Порошенко едва не произошел открытый разрыв. Президенту Порошенко удалось на некоторое время нейтрализовать этот конфликт. К тому же М.Саакашвили надеялся на успех своей партии на парламентских выборах в Грузии, возможно, предполагая вернуться на родину. Но его партия проиграла, и у М.Саакашвили не осталось другого выбора, как продолжить политическую карьеру в Украине, однако теперь уже в роли оппозиционного лидера.

Почему не сложился политический тандем Порошенко и Саакашвили? Думаю, что главная причина их разрыва лежит в сфере политической психологии. Михеилу Саакашвили с его взрывным темпераментом ближе стихия бурного политического конфликта и революционно-радикального реформаторства. Петр Порошенко скорее склонен к эволюционному реформаторству и в большинстве случаев (хотя и не всегда) конфликтным методам предпочитает компромиссы. К тому же Михеил Саакашвили вряд ли бы долго удовлетворялся второстепенной ролью губернатора. Поэтому политический разрыв между М.Саакашвили и П.Порошенко скорее всего был неизбежен.

После отставки М.Саакашвили развернул бурную оппозиционную деятельность, в том числе по созданию собственной политической силы. Цель экс-президента Грузии – досрочные парламентские выборы. По украинскому законодательству в ближайшие годы он не сможет стать ни депутатом парламента (так как проживает на территории Украины менее 5 лет), ни тем более Президентом Украины (для этого надо проживать на территории Украины не менее 10 лет). Но в случае победы его партии на парламентских выборах М.Саакашвили сможет претендовать на пост Премьер-министра. Однако такие же планы могут быть у Юлии Тимошенко и ряда других политиков. Да и нынешние рейтинги условной партии Саакашвили не внушают оптимизма. По данным различных социологических опросов рейтинг еще не созданной партии Саакашвили не превышает 3% (среди тех, кто будет участвовать в голосовании, и определился со своим выбором), а этого недостаточно даже для прохождения в Верховную Раду. Пик своей популярности в Украине Михеил Саакашвили прошел в декабре 2015 г. – январе 2016 г., после этого его рейтинги существенно снизились. Победной кавалерийской атаки на украинской парламент у него почти наверняка не выйдет, прежде всего по причине маловероятности досрочных парламентских выборов в ближайший период времени. А вот готов ли М.Саакашвили к длительной и упорной оппозиционной работе, не сулящей быстрых и легких побед? Думаю, что пока он и сам не знает ответа на этот вопрос.

"Рух за оппозиционный плюрализм" или тенденция дробления оппозиционного политического поля

В конце ноября о создании своих политических сил заявили Михаил Саакашвили и Надежда Савченко. Оба политика назвали свои будущие партии "Рухами" ("Движениями"): у М.Саакащвили – "Движение новых сил", у Н.Савченко – "Народный Рух Украины". В этой связи отмечу, что с "Рухами" у нас намечается явный перебор. Вообще, все, что происходило с презентацией новых политических сил в ноябре (и в целом этой осенью), можно обобщенно (и не без иронии) назвать "Рухом за оппозиционный плюрализм". Проще говоря, пусть создается больше разнообразных оппозиционных сил, пусть расцветают сто оппозиционных цветов (перефразируя Мао Цзэдуна). Если же выражаться профессиональным политологическим языком, то это – тенденция фрагментации, дробления оппозиционного политического поля. Причем активно дробятся даже отдельные электоральные сегменты.

К примеру, на статус "новой силы" претендует не только движение Михеила Саакашвили, но и "Самопомощь", и "Демократический альянс", и "Гражданская позиция" Анатолия Гриценко и целый ряд других, менее известных политических сил.

Резко усилилась конкуренция в нише праворадикальных и воинствующе патриотических сил. Помимо "Свободы" в этом электоральном сегменте на голоса избирателей будут претендовать "УКРОП", "Правый сектор", партия Д. Яроша и вновь созданный "Национальный корпус". Если рейтинги "новых националистов" и "воинствующих патриотов" будут расти, то они начнут отнимать голоса у "Свободы" и, в итоге, ни одна партия этого идеологического сектора может не пройти в парламент.

В восточных и южных регионах Украины ранее доминировала с большим преимуществом Партия регионов. Некоторую часть голосов "антимайданного" русскоязычного электората выбирала и Компартия. Теперь Компартия под своим традиционным названием не может участвовать в выборах. Правопреемником Партии регионов стал "Оппозиционный блок", но он утрачивает политическую монополию в русскоязычных регионах. Судя по данным последних социологических опросов, идет активная раскрутка партии "За жизнь" во главе с В.Рабиновичем и Е.Мураевым. Правда, лидерам этой партии следует помнить, что искусственно и быстро "надутый" рейтинг новой партии (с помощью рекламы и активного телеприсутствия) может также быстро и сдуться, особенно во время избирательной кампании, когда активно рекламировать себя будут все участники выборов. Примеров такой ситуации в новейшей политической истории Украины было немало. На голоса умеренно настроенных избирателей в русскоязычных и центральноукраинских регионах претендуют партия "Наш край", успешно выступившая на местных выборах 2015 г. и промежуточных выборах в Верховную Раду Украины летом 2016 г., а также партия "Возрождение", имеющая свою депутатскую группу и влияние в нескольких регионах страны. Фрагментация "немайданного" электората (избирателей, не поддерживающих ценности и требования Евромайдана) в русскоязычных регионах страны имеет скорее положительное значение, так как существенно уменьшает возможность политической консолидации этой электоральной группы и представляющих ее элит. Соответственно снижаются и риски возобновления политико-идеологического противостояния по оси Восток-Запад Украины.

Партийная фрагментация электорального поля ведет к тому, что на следующих парламентских выборах в Верховную Раду может пройти больше партий, чем осенью 2014 г. Так, по данным ноябрьского опроса социологической группы "Рейтинг" пятипроцентный барьер могут преодолеть 8 партий. Еще три партии набирают примерно по 3% голосов. По данным различных опросов, проведенных в ноябре, ни одна партия не набирает более 20% голосов (от числа избирателей, намеревающихся участвовать в голосовании и определившихся в своем выборе). Если на парламентских выборах сохранится смешанная избирательная система (что весьма вероятно), то в мажоритарных округах партийный и "беспартийный" плюрализм будет проявлен еще сильнее. Чем больше в Раде будет партийных фракций с примерно одинаковым числом депутатов, тем сложнее будет создать устойчивую и дееспособную парламентскую коалицию.

Внешнеполитические вызовы

Ноябрь принес Украине новые и весьма неоднозначные внешнеполитические вызовы.

На президентских выборах в США сенсационную победу одержал Дональд Трамп. Никто (включая и самого Д.Трампа) сейчас не может сказать определенно, какой будет международная политика нового Президента США, в том числе по отношению к Украине. Именно с этой неопределенностью Трампа-Президента, а также с его стремлением к неким неконфронтационным договоренностям с Владимиром Путиным, связаны определенные внешнеполитические риски для Украины. Тем не менее, не будем упрощать ситуацию и тем более ставить на Д.Трампа клеймо пророссийского политика. Дональд Трамп будет стремиться стать успешным американским Президентом. Другое дело как это у него выйдет и насколько он готов к этой ответственной миссии. Для нас очень важно, что Украину в противостоянии с Россией поддерживают в США не только демократы, но и республиканцы. В команде Трампа также есть сторонники этой политической линии. И этот ресурс наша дипломатия должны использовать в полной мере. Отмечу еще один обнадеживающий фактор. Президент Украины Петр Порошенко уже дважды говорил по телефону с Дональдом Трампом. Для сравнения, в нынешней американской администрации с главой украинского государства в основном общался вице-президент США Дж.Байден. Так что, возможности отстаивать и продвигать украинские интересы в США будут и при президентстве Д.Трампа.

Еще одним неоднозначным внешнеполитическим вызовом для Украины в ноябре стало зависание с решением о предоставлении Украине безвизового статуса в отношениях с ЕС. Ожидалось, что этот вопрос будет решен до саммита Украина-ЕС, который состоялся 24 ноября. Но политики и чиновники в руководстве ЕС до сих пор не могут согласовать механизм временной приостановки безвизового режима в отношении тех стран, с которыми могут быть кризисные проблемы с нелегальной миграцией. К сожалению, именно с утверждением этого механизма связано окончательное решение о предоставлении "безвиза" для Украины и Грузии. По некоторым данным, на решение вопроса с "безвизом" стала влиять и внутриполитическая ситуация в отдельных странах ЕС, в частности во Франции. В данном случае проблема состоит даже не столько в затягивании решения о предоставлении Украине безвизового статуса, сколько в проявлении кризисных тенденций в самом процессе принятия решений в ЕС, а также в эрозии доверия украинцев к одному из наших главных внешнеполитических партнеров. Впрочем, и здесь речь идет о вызове, который должен мотивировать обе стороны для решения возникшей проблемы.

Ситуация в зоне АТО и переговоры по урегулированию конфликта на Донбассе

Военная ситуация в зоне АТО остается очень неоднозначной. Не произошло масштабной эскалации военных действий. И это хорошая новость. Но периодически происходят всплески обстрелов, в том числе с применением тяжелого вооружения, особенно на Мариупольском направлении. Ухудшилась ситуация и на Луганском направлении. По этой причине до сих пор не удалось произвести отвод военных сил и средств в районе Станицы Луганской. Увеличение интенсивности обстрелов в зоне конфликта на Донбассе констатируют и в миссии ОБСЕ.

"Война нервов" продолжается не только на линии разграничения в зоне АТО, но и в переговорном процессе. Как и прогнозировалось в Обзоре политических тенденций за октябрь 2016 г., до конца ноября не удалось согласовать так называемую Дорожную карту по реализации Минских соглашений. Нет прогресса и в переговорах на уровне Трехсторонней контактной группы в Минске. Объяснение этому очень простое. Российское руководство не готово к продуктивным компромиссам. Оно ждет прихода к власти в США Администрации Д...Трампа. Затем будет ждать исхода президентских выборов во Франции (апрель-май 2017 г.) и выборов в Бундестаг в ФРГ (сентябрь 2017 г.). Естественно, и украинская сторона не собирается идти на односторонние уступки. Так что давайте запасаться терпением.
Джерело: Блог В.Фесенка на "Українській правді"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

18 серпня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Перший млинець НАЗК виявився дуже грудкуватим, але процес пішов
17 серпня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
В случае с КНДР версия с рукой Москвы вполне логична и правдоподобна
17 серпня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Навіщо нашим опозиціонерам в Україні Саакашвілі?
архів коментарів

Персональний кабінет