Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 4 квітня 2017 року

Политические тенденции марта-2017

Политические тенденции марта-2017
Донбасс: движение к закреплению политического разделения региона
"Торговая блокада" Донбасса с одной стороны, национализация предприятий с украинской юрисдикцией с другой стороны, обозначили по сути одну и ту же тенденцию – движение к закреплению политического разделения конфликтного региона. Вероятность полной реализации Минских соглашений и политического урегулирования конфликта на Донбассе, и без того не очень высокая, резко уменьшилась.

Процесс осуществления Минских соглашений опять оказался в "палате политической реанимации". Практика переговоров последних двух лет показала, что в роли главного спасителя и "политического реаниматора" Минских соглашений периодически выступают Ангела Меркель и немецкая дипломатия. Что ж, такие попытки были предприняты (новый министр иностранных дел Германии З.Габриэль в стиле челночной дипломатии 2-3 марта побывал в Киеве, а 9 марта – в Москве; в конце марта была попытка организовать встречу министров иностранных дел "нормандской четверки"), но все они оказались не очень успешными, в том числе из-за очередного обострения украино-российских отношений. Что касается Ангелы Меркель, то ей пришлось отвлекаться на другие не менее сложные проблемы (переговоры с новым Президентом США Д.Трампом; кризисные тенденции внутри ЕС, подготовка к выборам в Германии). В итоге, несмотря на попытки активизации переговорного процесса, он остается в фазе зависания. Три раунда переговоров в Минске на протяжении марта также не дали особого результата, за исключением очередного призыва к прекращению огня. На этот раз перемирие должно было наступить с 1 апреля – похоже в Трехсторонней контактной группе стали проявлять склонность к черному юмору. Но в очередной раз этот призыв не был полностью воплощен даже в относительное прекращение огня, хотя интенсивность обстрелов, особенно с применением тяжелого вооружения, после объявления "перемирия" заметно снизилась.

Военная ситуация в зоне конфликта колебалась в марте от эскалации боевых действий в начале месяца до относительной стабилизации военной активности на уровне несколько выше среднего во второй половине марта.

Дело Насирова

Наиболее громким политическим событием начала марта стало дело Насирова. НАБУ обвинила руководителя Государственной фискальной службы Р.Насирова в том, что он нанес убытков государству на 2 млрд. грн. безосновательно предоставив рассрочку по рентным платежам коммерческим структурам, связанным с народным депутатом Александром Онищенко. Более 4 суток вся страна наблюдала шоу "НАБУ против Насирова", сначала в Феофании, затем вокруг Соломенского суда. Это дело проявило сразу несколько показательных общественно-политических тенденций.

Во-первых, НАБУ все-таки открыло сезон "охоты" на высокопоставленных государственных руководителей. И не важно, что это произошло, скорее всего, из-за того, что руководителям НАБУ в ближайшем будущем предстоит отчитываться по итогам начального периода своей работы. Важен публичный эффект. А он несомненно есть. И, весьма вероятно, что продолжение будет. Аппетит приходит во время еды. Но для НАБУ дело Насирова станет серьезным испытанием. Адвокаты Насирова уже ловят детективов НАБУ на процедурных ошибках, и, судя по всему, у них есть не только железобетонная линия защиты, но и заготовки для контрнаступления на позиции обвинения.

Но огромная проблема для Насирова и его адвокатов состоит в том, что общество жаждет жертв на алтарь борьбы с коррупцией. Пользователей социальных сетей не интересует, виновен Насиров или нет, они свой приговор уже вынесли. Тем более, что речь идет о руководителе Государственной фискальной службы, которую большинство украинцев априори считают гнездом коррупции. Поэтому не правовые аргументы в этом деле будут иметь решающее значение, а фактор общественно-политического давления. И это вторая важная тенденция, которая проявилась в деле Насирова уже на начальной фазе его судебного рассмотрения. Если бы не многочисленная общественная акция под стенами Соломенского суда и очевидная, весьма агрессивная реакция общественного мнения, то Р.Насиров был бы на свободе уже в пятницу (3 марта), в первый день судебного заседания по этому делу, когда решался вопрос о мере пресечения. И в дальнейшем шанс для Р.Насирова и его адвокатов будет только в том случае, если общественно-политическое давление на этот процесс существенно снизится. Но если это давление сохранится или даже возрастет, то и суд и власти вынуждены будут считаться с общественной реакцией на дело Насирова. Однако именно это общественно-политическое давление на суд дает Роману Насирову и его адвокатам огромный шанс в перспективе, когда это дело будет рассматриваться в Европейском суде по правам человеке. Вот там будут работать юридические аргументы, а не общественно-политический контекст этого дела.

Третья важная тенденция, которая проявилась в этом деле с самого начала, – его потенциальная взрывоопасность. Это дело – как мина замедленного действия. Вопрос только в том, взорвется ли она. Друзья и партнеры Насирова заинтересованы в том, чтобы эту "мину" нейтрализовать. Но если они попытаются сделать это слишком рано и без учета реакции общественного мнения, то могут спровоцировать политический взрыв. Взрывоопасно не само дело, а социально-психологическая среда, в которой оно существует. А для ее нейтрализации требуется время, поэтому можно ожидать тактики затягивания этого дела, либо переключения внимания на другую не менее резонансную ситуацию. А вот оппозиция потенциально заинтересована в том, чтобы использовать дело Насирова как детонатор для провоцирования политического кризиса и атаки на Президента. Но вот, что интересно. В деле Насирова мы пока не видим тотального объединения оппозиции. Похоже, что с фискальной службой взаимодействовали не только представители провластного лагеря. Поэтому не было, и, скорее всего, не будет объединенных действий оппозиции по делу Насирова.

К концу марта конфликтное напряжение вокруг дела Насирова спало. Но оно опять может возрасти, когда это дело будет рассматриваться по существу. В марте состоялся лишь "первый сезон" политико-правового шоу по делу Насирова, второй сезон начнется во время основного судебного процесса.

Использование оппозицией "блокадных" методов в давлении на власть

В первой половине марта оппозиция достаточно эффективно использовала "блокадные методы" давления на власть. Наиболее наглядно это проявилось в "торговой блокаде Донбасса" и в общественной акции под зданием Соломенского суда, где рассматривалось дело Насирова. Были и отдельные локальные блокады, как с политическими, так и с неполитическими требованиями. Некоторые наблюдатели даже заговорили о "третьем майдане" в форме "тысячи больших и малых блокад". Но эти ожидания не оправдались. И оппозиция оказалась не готова к такому масштабу "блокадных действий". И власти стали весьма активно и достаточно эффективно искать противоядие блокадным действиям оппозиции.

Борьба объединительных и разъединительных тенденций в лагере оппозиции

В марте произошел всплеск объединительно-переговорной активности в лагере оппозиции.

11 марта в Киеве состоялась встреча Андрея Садового, Михеила Саакашвили, Анатолия Гриценко и Василия Гацько. В феврале эти же политики (за исключением Анатолия Гриценко) встречались во Львове. Пока нет каких-либо политически-формализованных результатов этих переговоров, но очевидно есть стремление к координации действий и, возможно, даже к некоторому объединению представителей условного либерально-оппозиционного лагеря (не все вышеназванные политики являются полноценными либералами в идеологическом смысле, но воспринимают их чаще всего именно как представителей либерально-проевропейской оппозиции в Украине).

16 марта 2017 года лидеры ВО "Свобода", "Правого сектора" и "Национального корпуса" – Олег Тягнибок, Андрей Тарасенко и Андрей Белецкий подписали "Национальный манифест". Также в поддержку документа выступило ОУН во главе с Богданом Черваком, Конгресс украинских националистов под руководством Степана Брацюня, организация "С14" (лидер – Сергей Мазур). И хотя многие наблюдатели поспешили заявить про объединение правых и националистических сил в Украине, следует учитывать, что "Национальный манифест" можно рассматривать как некую общую декларацию (программу) политико-идеологических требований украинских националистических партий, но в нем нет ни слова об организационном объединении этих политических сил.

Судя по слухам и разнообразным утечкам информации резко активизировала свою переговорную активность Юлия Тимошенко. Но она концентрирует свои переговорные усилия не столько на объединении оппозиции, сколько на формировании широкой политической коалиции, способной отправить в отставку правительство В.Гройсмана и добиться проведения досрочных парламентских выборов.

Активизация этих объединительно-переговорных процессов в лагере оппозиции явно была связана с общим и достаточно резким повышением политической температуры в стране в феврале-марте, а также с очередной волной ожиданий досрочных парламентских выборов. Но вот что заметно в этих процессах. Переговоры про объединение если и происходят, то в четко выраженных идеологических сегментах (националистический лагерь, а также условно либеральный сектор украинской политики). К тому же пока речь идет скорее о координации действий, о создании неких идеологических коалиций, а не о полноценном организационно-политическом объединении. Переговоры про формат объединения начнутся, скорее всего, только тогда, когда возникнет реальная возможность досрочных парламентских выборов. Но тогда возникнут и очень сложные политические препятствия на пути объединения (определение партийной платформы, на базе которой должно происходить объединение; распределение мест в общем списке между отдельными партиями; судьба отдельных партийных брендов, участвующих в объединении; порядок принятия решений; распределение статусов, полномочий и сфер влияния между отдельными лидерами и партиями; и т.д.).

Параллельно с переговорно-объединительными тенденциями в лагере оппозиции в марте четко проявились и тенденции разъединительные. Вроде бы все майданные оппозиционные силы поддерживали идею торговой блокады Донбасса, но к блокадникам не присоединялись ни "Батькивщина", ни "Свобода" с "Национальным корпусом". Более того, Андрей Билецкий выступил с уничижительной критикой в адрес Семена Семенченко. Похожая ситуация была и с блокированием Соломенского суда в Киеве. Организаторами этой акции выступили несколько оппозиционных народных депутатов и активисты "Национального корпуса", а вот на уровне оппозиционных фракций ("Батькивщина", "Самопомощь") и партий ("Свобода") коллективного участия в этой акции не проявлялось. Ну а радикалы Олега Ляшко традиционно сами по себе, где-то критикуя власть, а где-то и сотрудничая с ней. Каждая из парламентских оппозиционных сил играла свою сольную партию, не желая при этом подыгрывать потенциальным конкурентам по оппозиционному лагерю.

Гибкое реагирование власти на давление и вызовы оппозиции

Достаточно долго власти (Президент, правительство, силовики) опасались реагировать на блокадные методы оппозиции силовым путем. Был велик риск спровоцировать более масштабный и более острый конфликт с активной частью оппозиции, который мог перерасти и в системный политический кризис. Но все более актуальным становился и риск цепной реакции оппозиционных блокад. Поэтому к середине марта власти апробировали тактику гибкого реагирования на блокадные методы и другие вызовы оппозиции. Наряду с переговорами и поисками компромиссных решений спорных проблем стали точечно применяться и силовые методы разблокирования. В самых крайних случаях власти стали действовать по старому политическому правилу – если ты не можешь остановить какой-то процесс, надо его возглавить. Именно так произошло в случае с торговой блокадой Донбасса. Когда стало ясно, что к прежним полуофициальным экономическим обменам между предприятиями на украинской территории и на неконтролируемых территориях Донбасса вернуться уже не удастся, к тому же резко выросли политические риски, связанные с торговой блокадой Донбасса, решением СНБО экономическая блокада Донбасса была узаконена. Возможно такой же метод будет использован и для разрешения патово-конфликтной ситуации с назначением аудитора от парламента для оценки деятельности НАБУ. Во всяком случае, появились утечки информации о том, что кандидатура Р.Сторча на роль аудитора НАБУ от парламента, активно продвигавшаяся частью парламентской оппозиции, может быть предложена в качестве аудитора от Президента Украины. Гибкий подход возможно будет использован и для урегулирования конфликтной ситуации по поводу законодательных поправок об электронном декларировании для общественных активистов, работающих в сфере борьбы с коррупцией.

Патовая ситуация в отношениях между властью и оппозицией

Фактически в отношениях между властью и оппозицией сложилась патовая ситуация.

Различные оппозиционные силы могут достаточно эффективно использовать "блокадные акции" для достижения своих тактических и локальных целей, но им не удается спровоцировать масштабные акции протеста, которые бы поддержала значительная часть населения. Поддержка населения раздроблена между разными оппозиционными силами. При этом две трети украинцев никому не доверяют (ни власти, ни оппозиции), что пока и нейтрализует возможность массовых протестных действий против власти. К тому же различные оппозиционные силы действуют разобщенно, а решительное наступление на позиции власти возможно только в случае консолидации большей части оппозиционных сил.

Дефицит массовой поддержки резко ограничивает и действия власти. Именно поэтому руководство страны не хочет провоцировать резких конфликтных ситуаций, чтобы не вызвать масштабный всплеск возмущения. В результате и Президент и правительство, и силовые структуры вынуждены активно маневрировать, прибегая к гибким политическим решениям, чтобы сохранить хотя бы относительную политическую стабильность в стране.

Вследствие этой патовой ситуации в отношениях между властью и оппозицией в политических процессах заметно усилились нервозность и хаотичность (и без того свойственная украинской политике).

Новый всплеск обострения украино-российских отношений

В марте произошел целый ряд событий (убийство в Киеве экс-депутата Госдумы РФ Д.Вороненкова, санкции против "дочек" российских банков в Украине, запрет на приезд в Украину российской участницы "Евровидения"), которые зафиксировали новый виток кризиса и холодной войны в отношениях между Украиной и Россией, что существенно затруднит переговорные процессы между этими странами, в том числе в "нормандском" и "минском" форматах.
Джерело: Блог В.Фесенка на "Українській правді"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

24 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Из Вакарчука будут пытаться «слепить украинского Макрона»
24 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Риск обострения конфликта на Донбассе в 2018-ммаловероятен
23 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Депортація грузинів виглядає логічною з боку влади
22 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Сейчас наша власть намного больше боится общества, чем четыре года назад
22 листопада 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Лукашенко не является самостоятельным игроком
архів коментарів

Персональний кабінет