Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 27 липня 2017 року

Итоги и тенденции весенне-летнего сезона 2017 года

Итоги и тенденции весенне-летнего сезона 2017 года
С окончанием весенней сессии Верховной Рады фактически закончился и весенне-летний политический сезон 2017 года.
Мне уже приходилось писать, что украинский политический процесс делится на два четко выраженных сезона: 1) осенний (сентябрь – декабрь); 2) весенне-летний (февраль – июль). 

Январь и август в украинской политике – периоды формальных и неформальных каникул, соответственно и политического затишья. Летние политические каникулы фактически начинаются в середине июля после окончания весенней парламентской сессии и длятся до 24 августа, Дня независимости Украины, когда большая часть политического бомонда возвращается в столицу.

Подведем итоги завершившегося политического сезона и обозначим наиболее примечательные его тенденции.

Несостоявшиеся ожидания политического кризиса

Сезон начинался со слухов об очередной смене правительства и ожиданий политического кризиса (по аналогии с весной 2016 г.) и досрочных парламентских выборов. Кое-кто даже пытался спровоцировать такой кризис на улицах и площадях, сначала в феврале, а затем во время майских праздников. 

Но, несмотря на вызовы тарифной проблемы и торговой блокады Донбасса, Президент П.Порошенко и правительство В.Гройсмана достаточно уверенно прошли зимний период и в социально-экономическом и в политическом плане. Со стороны парламентской оппозиции не было даже попытки собрать подписи для инициирования вотума недоверия правительству. А слухи о замене Премьер-министра, активно циркулировавшие в феврале-апреле, постепенно рассеялись.

Диалектика отношений Президента и Премьер-министра

Тем не менее, и в начале и в конце весенне-летнего сезона обсуждалась тема противоречивых взаимоотношений Президента и Премьер-министра. 

В условиях парламентско-президентской формы правления, да еще с ее украинской спецификой (конкуренция двух институтов власти за распределение административных и экономических ресурсов), практически неизбежны и напряжение, и даже конфликты между двумя главными руководителями страны и их командами. 

Но есть принципиальные отличия в отношениях между Президентом Порошенко и Премьер-министром Гройсманом, и отношениях, которые существовали между Президентом Порошенко и Премьер-министром Яценюком. Яценюк был для Порошенко одновременно и союзником и электоральным конкурентом. 

Гройсман электоральным конкурентом для Порошенко не является (ни в партийном измерении, ни в плане президентских рейтингов). В отличие от Яценюка, Гройсман стремится к большей самостоятельности, а не к конкуренции с Порошенко.

Политическое сближение В.Гройсмана и А.Яценюка (еще одна примечательная тенденция прошедшего сезона) дало повод новым слухам и даже конспирологическим версиям чуть ли не о заговоре нынешнего и бывшего премьеров против Президента Порошенко. 

Думается, что в данном случае те, кто ждет и никак не дождется политического кризиса, выдают желаемое за действительное. Союз В.Гройсмана и А.Яценюка носит скорее тактический характер и направлен не на борьбу с Президентом Порошенко (такая борьба стала бы политически смертельной для ее участников), а на уменьшение зависимости от действующего главы государства и его партии. По сути, речь идет о попытке В.Гройсмана и А.Яценюка создать некую конфигурацию сдержек и противовесов в рамках властного триумвирата (Президент Порошенко и БПП – "Народный фронт" – Премьер-министр В.Гройсман). Насколько удачной будет эта попытка – увидим осенью.

Да, Президенту (наверное, любому) хотелось бы иметь "ручного" премьера, но менять главу правительства каждый год, да еще в нынешней непростой ситуации, слишком рискованно – можно спровоцировать политический кризис. В итоге, помимо борьбы интересов есть и единство противоположностей двух главных институтов украинской власти. 

При этом обеим сторонам желательно не заиграться в процессе борьбы интересов. От прямого и публичного конфликта проиграют обе стороны. Большие риски при этом возникнут для Премьер-министра, но и президентская команда в данном случае может получать дополнительные серьезные проблемы, вместо желанной политической стабильности. И, напротив, при конструктивном взаимодействии выиграют (имиджево, политически, скорее всего, и рейтингово) и Президент и Премьер-министр. Вопрос только в том, что возьмет верх – эмоции или рациональные подходы.

Начало новой волны структурных реформ

Значимой тенденцией прошедшего сезона стало начало новой волны структурных реформ в Украине. Причем с точки зрения важности и отраслевого охвата заявленных преобразований, это самая масштабная волна реформ за последние три года. 

Премьер-министр В.Гройсман заявил в начале апреля пять главных реформ в качестве приоритетов правительства на 2017 г.: пенсионная реформа, реформа системы здравоохранения, земельная реформа, реформа системы образования и продажа большей части предприятий, находящихся в собственности государства (кроме тех, что имеют стратегическое значение). Президент со своей стороны активно продвигал судебную реформу.

Естественно, одним из главных импульсов этих реформ выступает позиция МВФ и необходимость продолжения сотрудничества с этой международной организацией. Но необходимо отдать должное правительству В.Гройсмана и самому Премьеру, которые не побоялись пойти на инициирование этих реформ. 

К примеру, медицинскую реформу у нас постоянно откладывали с конца 1990-х гг., пенсионную реформу несколько раз пытались начинать, но без особого успеха.

Однако, путь реформ, заявленных правительством, оказался извилистым и противоречивым. Стало очевидным, что в подходах к реформам, в понимании их целей, содержания и функциональных задач у разных политических сил существуют очень большие разногласия.

При этом по ряду реформ (особенно по медицинской) проявились не только глубокие идеологические противоречия, но и конфликты политических, бизнесовых и даже личностных интересов. В итоге законопроекты по пенсионной и образовательной реформам успели проголосовать только в первом чтении, медицинскую реформу проголосовали лишь частично (из двух законопроектов по медицинской реформе был утвержден в первом чтении только один). 

Осенью, наверняка будет предпринята попытка утвердить в парламенте правительственные законопроекты о пенсионной и образовательной реформах, а также, возможно, и о реформе сферы здравоохранения. 

Земельную реформу отложили, так как стало очевидно, что в парламенте не будет голосов за ее утверждение. Тем не менее, правительство уже заявило о намерении продавать на открытых аукционах сельскохозяйственные земли, находящиеся в государственной собственности. 

Во второй половине июля на продажу были выставлены государственные пакеты акций 8 облэнерго. Вряд ли в 2017 г. будут реализованы все масштабные планы по приватизации государственных предприятий, но очевидно, что правительство В.Гройсмана не будет откладывать эти намерения в долгий ящик.

Мода на воинствующий патриотизм

Примечательной тенденцией прошедшего сезона стала политическая мода на воинствующий патриотизм. И если в начале года в авангарде этого движения были отдельные представители оппозиции – инициаторы торговой блокады Донбасса, то с марта-апреля инициативу в продвижении воинствующего патриотизма перехватили представители власти. 

В этом плане более всего отличался секретарь СНБО Александр Турчинов, который стал настоящим "чемпионом" по числу и резкости воинственных заявлений. Однако гораздо более жесткой стала и риторика Президента Порошенко по вопросам национальной безопасности и украино-российских отношений. 

Президент Украины и секретарь СНБО не ограничились резкой риторикой, они инициировали целый ряд решений, отвечающих стилистике воинствующего патриотизма: легализация торговой блокады Донбасса; запрет на российские социальные сети и ряд популярных российских интернет-ресурсов ("Яндекс", "Mail.ru") в рамках расширения санкций против российских компаний в Украине; закон о языковых квотах на украинском телевидении; законопроект о реинтеграции Донбасса и др.

Как объяснить эту политическую моду, особенно в действиях власти? Думается, решающую роль в данном случае сыграли внутриполитические факторы и мотивы. Подъем настроений воинствующего патриотизма в связи с торговой блокадой Донбасса, рост их популярности в обществе (по данным социологов соответствующие идеи стали поддерживать до 40% украинских граждан), резкая политическая активизация представителей воинствующе патриотических сил, – все это побудило Президента Порошенко взять инициативу в свои руки, возглавить этот политический процесс, тем самым нейтрализовав определенные риски, которые исходили от этого политико-идеологического течения. 

Надо признать, эту задачу Президент Порошенко решил достаточно успешно. Для "Народного фронта" и его лидеров (А.Яценюка, А.Авакова и А.Турчинова) воинствующая патриотическая риторика является привычной и органичной. В 2014 г. она принесла этой партии успех на парламентских выборах, теперь ее пытаются использовать для восстановления электоральных рейтингов "фронтовиков".

Отмечая определенную эффективность использования властью моды на воинствующий патриотизм, следует обратить внимание и на другое – не менее половины украинских граждан не разделяют подобных настроений и, скорее, склонны к поддержке мирного урегулирования конфликта на Донбассе и противостояния с Россией. 

По данным последнего опроса "Фонда демократических инициатив" и Центра Разумкова около 70% украинцев поддерживает мирное урегулирование конфликта на Донбассе на основе компромиссов (правда, при этом только 18% за мир любой ценой). 

И среди сторонников мира на основе компромиссов не только бывшие избиратели Партии регионов и КПУ. Политический спектр лагеря "миролюбцев" гораздо более широкий, в нем присутствуют и сторонники Порошенко, и приверженцы ряда проевропейских, но оппозиционных сил, и много людей, не определившихся в своих партийных симпатиях. 

Сопоставляя данные различных опросов общественного мнения, можно сказать, что около 20% наших сограждан эклектически соединяют в своей позиции и стремление к миру и воинствующую патриотическую риторику. Такая политико-идеологическая амбивалентность достаточно типична для многих украинцев.

Продолжение "моды" на воинствующий патриотизм может привести к чрезмерной поляризации между лагерями "миролюбцев" и воинствующих патриотов, а это уже чревато новым усилением политических разрывов между русскоязычными и украиноязычными регионами страны, соответственно, и повышенными рисками для общественно-политической стабильности в Украине.

Рейтинговые тенденции

По итогам прошедшего сезона логично оценить тенденции электоральных рейтингов ведущих политических лидеров и наиболее популярных партий. 

Правда, публичных данных об электоральных рейтингах в первом полугодии 2017 г. было не так много и объясняется это довольно просто: основным участникам рейтинговых гонок не было чем похвастаться.

В гонке президентских рейтингов лидеры те же самые – Президент Петр Порошенко и лидер "Батькивщины" Юлия Тимошенко. По данным одних опросов лидирует Ю.Тимошенко, по другим – П.Порошенко. 

Президентский рейтинг действующего главы украинского государства за последний год (с июня 2016 г.) относительно стабилизировался и колеблется в рамках статистической погрешности (по данным опросов соцгруппы "Рейтинг"). Похожая ситуация и у Ю.Тимошенко. 

Но близки к ним по рейтингам, и могут побороться за выход в второй тур президентских выборов также Юрий Бойко, Вадим Рабинович, Олег Ляшко и Анатолий Гриценко (по данным некоторых опросов). Но если Ю.Бойко и О.Ляшко уже давно среди фаворитов президентской гонки, то В.Рабинович совершил рывок за последний год, а А.Гриценко уже в 2017 г. Правда, не все опросы подтверждают такой резкий скачок президентского рейтинга у А.Гриценко. 

Также ряд опросов показывает, что при высоком рейтинге В.Рабиновича снижаются рейтинги Ю.Бойко. В этой связи несколько слов о рейтинговом феномене В.Рабиновича. Похоже, что для значительной части бывших избирателей Партии регионов на фоне лидерского безрыбья в этом политическом сегменте и Вадим Рабинович воспринимается в качестве возможного лидера. При этом В.Рабинович выступает в амплуа "Ляшко для русскоязычных избирателей". 

Отмечу также, что В.Рабиновичу удалось максимально эффективно конвертировать свою телевизионную активность (прежде всего в роли ведущего своей авторской программы) в электоральные рейтинги. Однако для В.Рабиновича и его партии (пока сугубо виртуальной) существует риск рейтингового фальстарта (если рейтинговый рывок осуществляется задолго до выборов, то в ходе реальной избирательной кампании этот рейтинг может обвалиться).

По сравнению с началом 2016 г. в полтора раза снизился президентский рейтинг мэра Львова А.Садового (по данным опросов соцгруппы "Рейтинг"). Правда, пик падения его рейтингов был в сентябре прошлого года (по тем же данным). Очевидно, что это рейтинговое падение А.Садового связано с мусорным кризисом во Львове и скандалом вокруг него. 

С существенным отставанием от фаворитов президентской гонки, но и с заметным отрывом от аутсайдеров фиксируется президентский рейтинг О.Тягнибока. У остальных потенциальных претендентов на пост Президента Украины рейтинги ниже статистической погрешности. 

В этой связи отметим антирекорд Н.Савченко. Еще летом прошлого года она была среди фаворитов президентской гонки, имея рейтинг около 10% (от числа тех, кто собирался участвовать в выборах и определился в своих симпатиях). В апреле-мае 2017 г. ее президентский рейтинг фиксировался на уровне 1-2%.

На электоральные рейтинги очень сильно влияет высокий уровень недоверия ко всем политикам, как во власти, так и в оппозиции. Даже фавориты президентской гонки не выходят на рейтинговый уровень в 10% (от общего числа опрошенных). 

Около 20% опрошенных не собираются участвовать в президентских выборах. При этом надо учитывать, что значительное число людей вообще отказываются участвовать в опросах общественного мнения, и, скорее всего, большинство из них не придут на выборы. 

По неофициальным оценкам социологов активность избирателей может снизиться даже по сравнению с выборами 2014 г. 18-19% респондентов (по данным разных опросов) не определились в своих симпатиях. Каждый десятый респондент готов голосовать за другого кандидата (которого нет в списке, предложенном социологами). Однако когда социологи приводят имена относительно новых политиков (например, В.Наливайченко или Д.Добродомова), они получают поддержку ниже статистической погрешности. 

Место "украинского Макрона" пока остается вакантным.

Показательны и тенденции с партийными рейтингами. Рейтинги почти всех ведущих партий, за исключением "Свободы", в основном отражают президентские рейтинги их лидеров. Рейтинг "Свободы" почти в полтора раза выше, чем рейтинг О.Тягнибока, но так было и раньше. 

Если бы парламентские выборы проходили весной 2017 г., то пятипроцентный барьер могли бы преодолеть не менее 7 партий (по данным опроса Центра Разумкова), а то и 8 (по данным опроса соцгруппы "Рейтинг"). 

В итоге мы получили бы гораздо более раздробленный (по партийной структуре) парламент, в котором было бы крайне сложно создать стабильную коалицию большинства. Но число фаворитов будущих парламентских выборов может даже увеличиться. К примеру, партии местных элит ("Наш край", "Возрождение", Аграрная партия) успешно выступили и на местных выборах 2015 г. и на выборах в объединенных территориальных общинах, имеют сильных мажоритарщиков. 

В случае создания на их базе единого партийного проекта, такая партия вполне могла бы претендовать на преодоление пятипроцентного барьера на будущих парламентских выборах. Если парламентские выборы состоятся в срок (в конце октября 2019 г.), то на их исход будут влиять результаты президентских выборов. Отмечу также стагнацию и даже снижение рейтинга "Движения новых сил" М.Саакашвили (по данным разных опросов в апреле-мае 2017 г. он не превышал 2%).

Подводя итоги рейтинговым тенденциям первой половины 2017 г. можно сделать вывод, что у большинства ведущих политических лидеров и партий мы наблюдаем своеобразный рейтинговый застой. Эта ситуация наверняка будет меняться по мере приближения президентских выборов и, особенно, с началом реальной избирательной кампании.

Внешнеполитические успехи Украины

Прошедший сезон ознаменовался большими внешнеполитическими успехами, пожалуй, самыми крупными за весь период после Революции достоинства. Наиболее значимым (для миллионов украинцев) стал "безвиз" (безвизовый статус Украины в отношениях со странами ЕС). 

Кроме того, наконец-то был завершен процесс ратификации Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС (с преодолением серьезнейших проблем, вызванных прошлогодним референдумом в Нидерландах), продлены санкции против России (несмотря на попытки ряда европейских политиков инициировать дискуссию по этому вопросу), был организован визит Президента Порошенко в США и его встреча с Президентом Трампом до встречи американского руководителя с Путиным. Все это не произошло бы автоматически, за этими внешнеполитическими успехами стоят огромная и кропотливая работа наших дипломатов, гипер-активность и настойчивость Президента Порошенко, содействие наших друзей в США и ЕС. 

Конечно, не обошлось и без проблемных моментов. В частности, не был согласован итоговый документ саммита Украина-ЕС, который состоялся в Киеве в середине июля. Но не стоит чрезмерно драматизировать эту ситуацию. Формулировка вопроса о европейских перспективах Украины является предметом дискуссий с европейскими чиновниками и политиками уже более 10 лет (она началась одновременно с переговорами о Соглашении об ассоциации), эта проблема имеет объективный и закономерный характер (это отражение внутренней дискуссии в ЕС о целесообразности дальнейшего расширения Евросоюза, а сейчас эта дискуссия актуализировалась в связи с кризисными тенденциями в развитии ЕС). В конечном итоге европейские перспективы Украины будут зависеть не от формулировок итоговых документов саммитов Украина-ЕС, а от успехов украинских реформ и борьбы с коррупцией.

В финале сезона Президент Порошенко уделил повышенное внимание отношениям с рядом постсоветских стран (встреча с Премьер-министром Молдовы П.Филипом, визит в Грузию и встречи с грузинским руководством, приезд в Киев Президента Республики Беларусь А.Лукашенко). Это направление украинской внешней политики является одним из главных (после европейского и американского), в том числе и в прошедшем сезоне. 

С Павлом Филипом Президент Порошенко встречался также в феврале, с Александром Лукашенко – в конце апреля. Взаимодействие с Грузией и Молдовой направлено на совместное продвижение по пути европейской интеграции и формирование новых более высоких совместных целей в рамках программы восточно-европейского партнерства ЕС. С Лукашенко решаются совсем другие задачи. 

Украине необходимо выстраивать особые отношения даже с союзниками России на постсоветском пространстве (Беларусью, Казахстаном), чтобы они дистанцировались от агрессивной политики России по отношению к нашей стране. В отношениях с Республикой Беларусь нас в первую очередь интересует развитие торговли (это интерес обеих стран, особенно в условиях сложной экономической ситуации) и уменьшение рисков российской агрессии со стороны украино-белорусской границы.

Тем, кто критиковал визит Лукашенко в Киев, следует понимать, что в дипломатии надо опираться не столько на идеологический императив (деля страны мира только на друзей и врагов), а на прагматический, стремясь уменьшать число потенциальных противников и увеличивать число друзей и безопасных соседей. В дипломатии и Большой Политике нельзя использовать черно-белые очки, гораздо более эффективна игра на полутонах.

Стабильная нестабильность в зоне конфликта на Донбассе

Прошедший сезон начинался обострением военных действий (бои и мощные обстрелы под Авдеевкой в конце января – феврале) и заканчивался боем под Красногоровкой в середине июля. 

В промежутке между этими обострениями были три объявленных, но уже традиционно несостоявшихся перемирия (существенное уменьшение обстрелов и боевых действий происходит в первые два перемирия, затем боевая активность вновь возрастает) и стабильная нестабильность (блуждающая активизация обстрелов и минной войны вдоль линии разграничения). Но линия разграничения в зоне конфликта в течение прошедшего сезона не изменилась. 

Линия фронта если и колебалась, то в "серой зоне" (зона отвода тяжелых и средних вооружений, а также военных подразделений). Бои за отдельные участки этой "серой зоны" несколько раз резко обострялись. 

Заметно больше стало провокаций против миссии ОБСЕ в зоне конфликта и блокирования ее работы со стороны боевиков. Произошел и первый трагический инцидент – в результате подрыва на мине машины миссии ОБСЕ погибли три ее сотрудника.

В конце сезона в конфликтном регионе произошло еще одно громкое событие, которое, однако, вряд ли будет иметь серьезные политические последствия. Главарь ДНР А.Захарченко объявил о создании "Малороссии", которая по его мнению должна заменить собой Украину. 

Судя по информационному контексту этого события автором идеи "Малороссии" является Захар Прилепин (известный российский писатель, новый идеологический советник А.Захарченко), а ее пропагандистскому продвижению решил посодействовать советник Путина Владислав Сурков. Этот утопический проект отражает архаические (на уровне ХIХ века) и неадекватные современным реалиям представления его авторов об Украине, и, самое главное, прямо противоречит Минским соглашениям. По этой причине он не получил официальной поддержки Москвы и, с высокой вероятностью, очень быстро повторит судьбу своего предшественника (проекта "Новороссия"), будучи сдан в архив под рубрикой политических недоразумений.

Фактическая пауза в переговорах по урегулированию конфликта на Донбассе при формальном их продолжении

Переговорный процесс по урегулированию конфликта на Донбассе в прошедшем сезоне формально продолжался, но де-факто был поставлен на паузу.

Трехсторонняя контактная группа регулярно (примерно 2 раза в месяц) встречалась в Минске, даже три раза договаривалась о перемирии, но существенного продвижения в переговорах не было достигнуто ни по одному из направлений, включая обмен заложниками и пленными. Работа экономической подгруппы вообще зависла.

В Нормандском формате предпринимались попытки активизировать переговорный процесс, но без особого успеха: в феврале в Мюнхене состоялась встреча министров иностранных дел, в апреле состоялись переговоры в телефонном режиме лидеров стран. По оценкам дипломатов, участвующих в этих переговорах, Россия фактически включила стоп-кран в переговорном процессе. 

Сначала в Москве ждали "прорыва" в переговорах с новым Президентом США Д.Трампом, затем результатов президентских выборов во Франции, вероятно, надеясь на изменение ситуации в свою пользу. Но этого не случилось. 

В итоге в июле обозначилась тенденция некоторой активизации переговоров: на полях саммита "Большой Двадцатки" в Гамбурге в начале июля украинскую тему обсуждали с Президентом РФ В.Путиным и Президент США Д.Трамп, и лидеры Германии и Франции, затем Киев впервые посетил Госсекретарь США Р.Тиллерсон. США даже назначили своего спецпредставителя по переговорам об урегулировании конфликта на Донбассе – им стал опытный дипломат Курт Волкер, который в июле уже дважды посетил Украину, в том числе и зону боевых действий. Новый Президент Франции Э.Макрон настаивал на немедленной встречи лидеров стран "нормандской четверки", но Россия остудила пыл нового французского лидера и согласилась только на переговоры в телефонном режиме, которые состоялись 24 июля и ожидаемо не принесли никаких новых результатов.

С учетом того, что в сентябре должны состояться парламентские выборы в Германии, а весной будущего года – президентские выборы в России, российская тактика затягивания переговоров по Донбассу может продлиться как минимум до конца текущего года.
Джерело: Блог В.Фесенка на "Українській правді"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

15 грудня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Политолог объяснил, почему Путин не отцепится от Украины
15 грудня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Какие условия Украина должна выполнить, чтобы получить новое вооружение
14 грудня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Есть три сценария, по которым может развиваться обмен пленными
13 грудня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
История с Саакашвили: в чём главная опасность для Порошенко?
архів коментарів

Персональний кабінет