Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 5 серпня 2017 року

Политические тенденции июля 2017 г.

Политические тенденции июля 2017 г.
Концовка весенней сессии Верховной Рады стала тестом на неприкосновенность народных депутатов. Вся страна наблюдала реалити-шоу на эту тему, сначала в Регламентном комитете парламента, а затем и в зале пленарных заседаний.
Тест на неприкосновенность депутатов

Концовка весенней сессии Верховной Рады стала тестом на неприкосновенность народных депутатов. Вся страна наблюдала реалити-шоу на эту тему, сначала в Регламентном комитете парламента, а затем и в зале пленарных заседаний. Как и прогнозировалось в Обзоре за июнь 2017 г., парламент снял неприкосновенность лишь с части депутатов, по которым было представление Генпрокурора (с 4 депутатов неприкосновенность сняли, с двух – нет). При этом согласие на задержание и арест было дано только по М.Добкину, но и он, в итоге, в СИЗО не оказался. Это была очень рациональная тактика украинских парламентариев – по принципу "и волки (т.е. Генпрокуратура и НАБУ) сыты, и овцы (т.е. депутаты) целы". Коль уж упомянул эту пословицу, то, справедливости ради, отмечу, что некоторые наши депутаты скорее напоминают "волков в овечьей шкуре".

Так сдал ли парламент тест на неприкосновенность депутатов? Если оценивать сугубо формально, то вроде бы да, хотя и не полностью, но в основном сдал. Но если оценивать эту ситуацию по сути, то ответ будет скорее отрицательным. Если бы не было резкой и массовой волны общественного возмущения по поводу рассмотрения представлений Генпрокурора в Регламентном комитете, а также протестующих под парламентом, то еще неизвестно, как проголосовали бы депутаты. Во-вторых, круговая порука депутатов сработала по двум принципиальным вопросам: 1) не давать согласия на снятие неприкосновенности по делам, связанным с имущественными декларациями депутатов (дела Дейдея и Лозового), так как похожие дела могут появиться по многим другим депутатам; 2) не давать согласия на задержание и арест своих коллег по депутатскому корпусу (за редкими и показательными исключениями, как в случае с М.Добкиным). Таким образом, депутатами были обозначены "красные линии", за которые они, защищая свои интересы, не позволят заступать Генпрокуратуре, САП (Специализированной антикоррупционной прокуратуре) и НАБУ.

Скорее всего, похожий алгоритм действий депутатов Верховной Рады (снятие неприкосновенности не со всех депутатов, по которым есть представление Генпрокурора; отказ снимать неприкосновенность по делам, связанным с имущественными декларациями депутатов; отказ давать согласие на задержание и арест депутатов) будет действовать и осенью, когда они получат новую порцию представлений Генпрокурора на снятие неприкосновенности с ряда народных депутатов Украины.

Полуотложенные реформы и "капитальный ремонт страны"

Половинчатость действий депутатов парламента проявилась и по отношению к реформаторским законопроектам, представленным правительством В.Гройсмана. В последнюю пленарную неделю весенней сессии парламента депутаты лишь проголосовали в первом чтении законопроект о пенсионной реформе. Законопроекты о медицинской и образовательной реформах они даже не рассматривали. В итоге вопрос об утверждении трех реформ (образовательной, пенсионной и медицинской) отложен на осеннюю сессию.

Тем не менее, думается, что Премьер-министр В.Гройсман не слишком расстроен такой ситуацией. Во-первых, осенью есть хорошие шансы на утверждение законопроекта об образовательной реформе, и неплохие возможности для утверждения законопроекта о пенсионной реформе, поскольку он предполагает повышение размера пенсий для абсолютного большинства пенсионеров и снятие налога для работающих пенсионеров. Судьба медицинской реформы в решающей степени будет зависеть от позиции президентской фракции. Поэтому тема реформ не закрыта, а будет продолжена осенью. К тому же В.Гройсман заявил о новом этапе реформы децентрализации. Во-вторых, в последнюю пленарную неделю весенней сессии парламента Премьеру удалось провести через Верховную Раду с минимально возможным числом голосов бюджетный законопроект. В-третьих, глава правительства получил возможность сосредоточиться на конкретных хозяйственных проектах (ремонт и строительство дорог, различных объектов инфраструктуры), совокупность которых он обозначил как "капитальный ремонт страны". Думается, что сама эта пиар-формула очень точно отражает характер и управленческую мотивацию Владимира Гройсмана. Его интересуют не большие политические прожекты, а большие хозяйственные проекты. Это ему близко и понятно, к тому же можно будет в обозримой перспективе предъявить конкретные результаты. По большому счету, инфраструктура Украины действительно нуждается и в капитальном ремонте и в качественной модернизации. Так что интересы Премьер-министра в данном случае совпадают с объективными потребностями страны.

Конституционные идеи Яценюка: интриги, конспирология и реальные цели

Оживленную дискуссию в середине июля вызвало заявление Арсения Яценюка о необходимости конституционных изменений, которые должны преодолеть двоевластие в стране и превратить Президента в нейтрального арбитра, стоящего над политическим процессом. Это заявление породило разнообразные трактовки, включая и различные конспирологические версии, в том числе чуть ли не о заговоре против Президента Порошенко. Не устаешь удивляться примитивности и даже абсурдности этих конспирологических построений. Если это заговор, то о нем не сообщают публично. Во-вторых, заговор в форме конституционных изменений, когда для достижения намеченной цели требуется не менее 300 голосов народных депутатов – это слишком сложно и малореалистично. При этом данные изменения должны поддержать и президентская фракция и ее противники в парламенте, что само по себе маловероятно. Силами одной фракции "Народного фронта" не получится даже инициировать законопроект о конституционных изменениях (для этого требуется не менее 150 подписей народных депутатов).

Конституционные идеи А.Яценюка логично оценивать не в жанре конспирологии, а в контексте политических тенденций.

Так вот, тенденция первая состоит в том, что Арсений Петрович является давним сторонником парламентской республики, при которой у Президента сугубо церемониальные полномочия. Соответствующие идеи он высказывал еще весной 2014 г., когда Петр Порошенко еще не был Президентом Украины. А сейчас его интерес к парламентской республике усиливается тем обстоятельством, что у лидера "Народного фронта" нет реальных шансов выиграть президентские выборы в 2019 г.

Тенденция вторая – последние 15 лет предложения о конституционных изменениях у нас регулярно появляются накануне президентских выборов (проект конституционной реформы Л.Кучмы в 2002-2004 гг.; конституционные проекты В.Ющенко и Ю.Тимошенко в 2009 г.), и не столько как способ оптимизации политической системы, сколько как политико-правовая технология реализации определенных политических интересов. Но изменить конституционную форму правления за последние 20 лет удавалось лишь при чрезвычайных обстоятельствах, правда, аж целых три раза: в декабре 2004 г. и в феврале 2014 г. во время революционных майданов, и осенью 2010 г. решением Конституционного суда об отмене предыдущей конституционной реформы (фактически, это был конституционный переворот В.Януковича).

Тенденция третья – за последние месяцы А.Яценюк уже несколько раз высказывал идеи о целесообразности перехода к конституционным изменениям. Он явно стремится убедить в этом Петра Порошенко, а заодно инициировать широкую общественную дискуссию о необходимости соответствующих конституционных преобразований, чтобы через эту дискуссию подтолкнуть Президента и парламент к конкретным законопроектным действиям. Но вот облом – ведущие политические силы уже начинают готовиться к будущим президентским выборам и втайне рассчитывают на свою победу, поэтому не склонны поддерживать идею об ограничении полномочий Президента и никак не реагируют на высказывания А. Яценюка. И Петр Алексеевич никак не реагирует на дружеские предложения Арсения Петровича. Видимо у Президента несколько иные планы.

Завершение проекта "Саакашвили в Украине"

Главной внутриполитической темой конца июля стало лишение Михеила Саакашвили украинского гражданства.

Два главных вопроса, которые возникли в связи с этим решением: 1) почему это произошло, и почему именно сейчас?; 2) к каким политическим последствиям может привести лишение Михеила Саакашвили украинского гражданства?

Серьезной политической угрозы для Президента Порошенко Михеил Саакашвили не представлял. Рейтинги его партии, судя по данным социологов, составляют около 2% и за последний год неуклонно снижались, как и личные рейтинги Саакашвили. С такими показателями партии Саакашвили проблематично претендовать даже на прохождение в следующий состав Верховной Рады, не то что на победу на парламентских выборах. Потенциал для мобилизации массовых протестных акций у М.Саакашвили также оказался незначительным. В этом плане нынешние власти гораздо больше опасаются националистов и воинствующих патриотов, чем сторонников экс-губернатора Одесской области. Какой же тогда был смысл лишать Михеила Саакашвили украинского гражданства? Думается, что на это решение повлияло совпадение трех факторов. Во-первых, резкое усиление недовольства "Народного фронта" "деятельностью грузин в Украине". В партии Яценюка увидели в делах против Николая Мартыненко и Максима Полякова "грузинский след". А главным грузином в Украине является М.Саакашвили, который и ранее был смертельным врагом для А.Яценюка и А.Авакова. Лишение Михеила Саакашвили украинского гражданства может рассматриваться и в качестве последнего предупреждения для Г.Углавы и Д.Сакварелидзе. Во-вторых, на решение о лишении М.Саакашвили украинского гражданства мог повлиять визит Президента Порошенко в Грузию и его встречи с руководителями этой страны. В Грузии, как известно, против Саакашвили открыт целый ряд уголовных дел. Наконец, последней каплей, которая оборвала терпение Президента Порошенко, возможно, стало грубое оскорбление в его адрес в телепрограмме Михеила Саакашвили. Политики тоже люди и им не чужды банальные человеческие эмоции. Вспомним, как реагировал на оскорбления сам М.Саакашвили.

Почему его лишили гражданства именно сейчас? Здесь все очень технологично. М.Саакашвили в это время находился за границей, а, следовательно, с высокой вероятностью, там и останется. Кроме того, в конце июля – начале августа, во время политических каникул, практически невозможно организовать массовые протестные акции по данному поводу.

Какими будут политические последствия решения о лишении М.Саакашвили украинского гражданства? Конечно же, для нынешних властей это чревато репутационными и морально-политическими издержками, но угрожающих политических последствий не будет. Главной проблемой будет скандальный информационный шлейф от этого события, и М.Саакашвили попытается его растянуть ка можно дольше. Но уже осенью в центре внимания будут другие события, а с 2018 г. украинская политика начнет втягиваться в президентскую избирательную кампанию, к которой М.Саакашвили не имеет никакого отношения (он не мог участвовать в президентских выборах в Украине и до лишения украинского гражданства). По большому счету М.Саакашвили сейчас не нужен в Украине никому (ни властям, ни оппозиции), кроме небольшой группы своих активных сторонников. Если ему не удастся вернуться в Украину (даже если такая попытка состоится, то его просто не пустят в страну, или экстрадируют в Грузию), то его политический проект достаточно быстро прекратит свое существование. Без присутствия М.Саакашвили в Украине он просто потеряет смысл, а заодно и финансовые ресурсы своего существования. Вот так – скандально и печально – заканчивается украинская эпопея экс-президента Грузии.

Украинская декада в международной политике

Первую декаду июля в международной политике можно без всяких преувеличений назвать украинской. Проблема конфликта на востоке Украины активно обсуждалась на полях саммита "Большой двадцатки" в Гамбурге. 9-10 июля буквально один за другим Киев посетили Госсекретарь США Р.Тиллерсон, Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш и Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг. Кроме того, 6 июля Премьер-министр Украины В.Гройсман принял участие в международной конференции в Лондоне, которая была посвящена реформам в Украине. Все эти события стали наглядным подтверждением того, что украинская проблематика остается на радарах мировой политики в качестве одного из главных приоритетов. Заодно был опровергнут миф, популярный у части украинской аудитории, о том, что про Украину в мире все забыли и мы никому не нужны.

Европейская дилемма Украины и украинская дилемма Евросоюза

Одним из главных внешнеполитических событий июля стал саммит Украина-ЕС, состоявшийся в Киеве 13 июля. Этот саммит должен был подвести итоги самого успешного (для нас) этапа европейской интеграции после подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. За период с предыдущего саммита (в ноябре прошлого года) Украина наконец-то получила безвизовый статус в отношениях со странами ЕС, удалось также завершить процесс ратификации Соглашения об ассоциации с Евросоюза, преодолев серьезнейшие проблемы, вызванные прошлогодним референдумом в Нидерландах. Однако весь этот позитив был несколько смазан тем, что не был согласован итоговый документ саммита. Проблема возникла из-за того, что Киев настаивал, чтобы в этом документе была ссылка на формулу из Соглашения об ассоциации с ЕС о том, что "Европейский союз признает европейские стремления Украины и приветствует ее европейский выбор". Нидерланды, напротив, настаивали на новых текстуальных ограничениях о перспективах европейской интеграции Украины. У нас эту ситуацию, естественно, восприняли очень эмоционально (кто-то как "зраду", кто-то как кризис в отношениях с ЕС и т.п.).

Данную ситуацию действительно следует воспринимать серьезно, как объективную проблему на пути европейской интеграции нашей страны, но без катастрофических и упадочнических настроений, рационально оценивая дальнейшие цели и задачи политики европейской интеграции Украины. За спорами о формулировании европейской перспективы Украины в совместных документах с ЕС (а споры эти идут уже более 10 лет, с момента начала переговоров о Соглашении об ассоциации с ЕС), стоит более серьезная проблема – о приемлемом для ЕС уровне интеграции Украины в Евросоюз (о перспективе полноценного членства Украины в ЕС или только о частичной интеграции в экономическое и политико-правовое пространство Евросоюза). Ранее эта проблема носила скорее абстрактный характер, но по мере выполнения Соглашения об ассоциации она будет приобретать все большую конкретику. Уже сейчас и Украина, и Грузия, и Молдова все более настойчиво ставят вопрос о возможности членства в ЕС (о переговорах на эту тему речь пока не идет; если они и начнутся, то не ранее, чем в среднесрочной перспективе). При этом в Евросоюзе все сильнее проявляются как усталость от нескольких волн расширения, так и внутренний институциональный кризис.

Фактически перед обеими сторонами возникает дилемма взаимосуществования в будущем: украинская дилемма перед ЕС, и европейская дилемма перед Украиной.

Европейский Союз хочет, чтобы Украина была в сфере его политического влияния, а украинский рынок был открыт для европейских компаний, но не готов в перспективе гарантировать членство Украины в Евросоюзе. Более того, ряд европейских стран выступают против вхождения в состав ЕС таких крупных и проблемных стран как Турция и Украина. Евросоюз не может сказать Украине "нет", но и не готов сказать "да".

Европейская дилемма для Украины состоит в том, что стремясь к полноправному членству в ЕС, Украина должна рассматривать и запасные тактические варианты европейской интеграции, в том числе и так называемую "норвежскую модель", которая предусматривает только экономическую интеграцию с ЕС, но с определенными секторальными исключениями по тем экономическим сферам, где нам не выгодно принимать европейские правила и ограничения. В вопросе о членстве в ЕС мы должны быть готовы и к негативному ответу Брюсселя. При этом мы должны рассматривать европейскую интеграцию Украины не как самоцель, а как инструмент модернизации страны. В конце концов, мы нуждаемся не столько в европейских "шашечках", а в том, чтобы "ехать" по-европейски. Судьба европейской интеграции Украины решающим образом будет зависеть от успешности (или неуспешности) украинских реформ.

Постсоветский вектор украинской внешней политики

Середина июля в украинской внешней политике прошла также под знаком ее постсоветского вектора. 17 июля Президент Украины Петр Порошенко провел рабочую встречу с Премьер-министром Молдовы Павлом Филипом. 17-19 июля Президент Порошенко посетил с государственным визитом Грузию. В рамках визита он провел встречи с Президентом Грузии Георги Маргвелашвили и Премьер-министром Грузии Георги Квирикашвили, а также с рядом других грузинских руководителей. 21 июля Украину посетил с официальным визитом Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко. Как уже отмечалось в Обзоре политических тенденций весенне-летнего сезона 2017 г., в рамках этих встреч и визитов решались разные задачи (от координации действий с Грузией и Молдовой в сфере европейской интеграции до развития двусторонних отношений и нейтрализации потенциальных рисков в сфере безопасности в связи с российской агрессией). Важно другое – украинская внешняя политика не замыкается на западном направлении, постсоветское пространство остается одним из важнейших ее направлений.

Малороссийская утопия и очередной всплеск боев в зоне конфликта на Донбассе

В середине и второй половине июля, к сожалению, произошло некоторое ухудшение военной ситуации на Донбассе. Состоялись несколько боестолкновений, в том числе с активным использованием бронетехники и тяжелой артиллерии. Заметно увеличилось и число потерь среди украинских военнослужащих.

Примечательно, что относительная эскалация боевых действий в зоне конфликта практически совпала с презентацией нового идеологического проекта сепаратистов и их российских кураторов. Главарь донецких боевиков Александр Захарченко заявил, что теперь они вместо Украины учреждают Малороссию. На Донбассе никто и никогда всерьез не называл себя "малороссами". Так что было очевидно, что идея исходит из России. Довольно скоро стало понятно, что автором этой идеи является известный российский писатель, а по совместительству также идеологический советник А.Захарченко – Захар Прилепин. Проект благосклонно оценил и советник Президента РФ В.Сурков, который является политическим куратором боевиков на Донбассе. И Сурков и Прилепин не понимали и не понимают современной Украины, мыслят ее в архаических категориях первой половины ХІХ века (по Гоголю). Никто в Украине не идентифицирует себя в качестве "малороссов", поэтому "неогогольянская" малороссия" является мертворожденной идеей, не способной стать новой живительной силой антиукраинской мобилизации. Несколько дней по поводу идеи Прилепина пошумели, но довольно быстро затихли, так как идея "Малороссии" прямо противоречит Минским соглашениям, от которых в России не собираются отказываться. В силу этой причины, а также в связи с отсутствием реального идеологического потенциала для политической мобилизации, идея "Малороссии" обречена на провал и не будет иметь значимых политических последствий.

Переговорный процесс по Украине: миссия Волкера, возобновление переговоров в "нормандском формате", новые американские санкции против России

В июле произошла заметная активизация переговорного процесса по урегулированию конфликта на востоке Украины. Наиболее примечательные тенденции – назначение американского спецпредставителя по урегулированию конфликта на востоке Украины и возобновление переговоров в Нормандском формате.

В начале июля США наконец-то назначили своего спецпредставителя по урегулированию конфликта на востоке Украины. Им стал опытный дипломат Курт Волкер. В отличие от своей предшественницы Виктории Нуланд, которая любила разыгрывать дипломатические пасьянсы с В.Сурковым, К.Волкер продемонстрировал совсем иную политическую стилистику. В июле он дважды посетил Украину, вначале с госсекретарем США Р.Тиллерсоном, а затем и самостоятельно, побывал он в том числе и в зоне конфликта на Донбассе. Показательно, что К.Волкер сделал ряд принципиальных заявлений (ситуация на Донбассе находится на стадии горячей войны, а не замороженного конфликта; это не внутренний конфликт, а российская агрессия против Украины; о целесообразности предоставления Украине оборонительного вооружения, которое позволило бы Украине защитить себя и помогло бы остановить российскую агрессию). Эти заявления, конечно же, могут осложнить переговоры К.Волкера с представителями российской стороны. Но, похоже, К.Волкер больше полагается не на дипломатические игры, а на усиление консолидированного давления на Россию и реальную помощь Украине в отражении российской агрессии.

24 июля после трехмесячного перерыва состоялись переговоры в телефонном режиме лидеров стран "нормандского формата". Как и прогнозировалось, конкретного результата они не принесли. Но в переговоры активно включился новый Президент Франции Эмманюэль Макрон. В августе ожидается встреча помощников лидеров стран "нормандского формата", а затем, возможно, встретятся и сами лидеры.

Еще одна примечательная тенденция июля – заметное охлаждение американо-российских отношений. Встреча Трампа с Путиным не принесла прорыва в развитии американо-российских отношений. Напротив, обозначилась прямо противоположная тенденция. Обе палаты Конгресса почти единогласно утвердили закон о санкциях против агрессии ряда стран, в числе которых оказалась и Россия. 2 августа Президент США Д.Трамп вынужден был подписать этот закон. Значимость данного закона состоит в том, что санкции против России ставятся на законодательную основу и Президент США не сможет в одностороннем порядке отменить эти санкции. По сути это означает долгосрочный характер американских санкций против России. Здесь можно провести аналогию со знаменитой поправкой Джексона-Вэника к закону о торговле, которая ввела (в 1974 г.) ограничения на торговлю США со странами, нарушающими права человека, в том числе право на эмиграцию. Главным объектом торговых санкций в рамках этой поправки был Советский Союз, и поправка Джексона-Вэника формально действовала даже после распада СССР. В отношении России она была окончательно отменена только в 2012 г. В России не скрывают своего раздражения по поводу закона о санкциях. Президент В.Путин заявил о резком сокращении американского дипломатического персонала в России (что ударит, прежде всего, по российским гражданам, работающим в американских дипломатических миссиях) и закрытии дачи в Серебряном Бору для американских дипломатов. Но по форме это ответ, спустя полгода, на соответствующие действия еще Президента Обамы. Правда, американский закон о санкциях вызвал недовольство и в Европе, особенно в Германии, поскольку под санкционным ударом рискуют оказаться ряд европейских компаний и проект "Северный поток-2". Отношения в треугольнике "США-ЕС-Россия" станут еще более сложными и противоречивыми, но на переговорный процесс по урегулированию конфликта на востоке Украины это может повлиять лишь фоново и косвенно. Ни одна из сторон этого переговорного процесса не заинтересована в его прекращении. А значит, переговоры по конфликту на Донбассе продолжатся и далее, хотя и с не очень высокими шансами на успех.
Джерело: Блог В.Фесенка на "Українській правді"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

18 серпня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Перший млинець НАЗК виявився дуже грудкуватим, але процес пішов
17 серпня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
В случае с КНДР версия с рукой Москвы вполне логична и правдоподобна
17 серпня 2017 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Навіщо нашим опозиціонерам в Україні Саакашвілі?
архів коментарів

Персональний кабінет