Центр прикладних політичних досліджень “Пента”

Дослідження


5 жовтня 2017 року

Политические тенденции сентября 2017

Политические тенденции сентября 2017
Контрасты законодательного процесса: блицкриг законопроекта об образовании, марафон "войны поправок" вокруг законопроекта о кодексах и сомнительные парламентские рекорды

В сентябре возобновилась работа Верховной Рады Украины в пленарном режиме. 

Осенняя сессия парламента традиционно связана с принятием бюджета, но в этот раз Верховной Раде предстоит также рассмотрение большого набора важных и резонансных законопроектов. 

Это несколько реформаторских законопроектов от правительства и Президента, давно ожидаемый законопроект, условно называемый "о реинтеграции Донбасса", и целый ряд давно назревших (даже "перезревших") кадровых решений – от утверждения нового главы Нацбанка, нового Омбудсмана, нового руководителя Фонда госимущества и до назначения новых составов Центризбиркома и Счетной палаты.

Но две пленарные недели работы Верховной Рады в сентябре фактически были посвящены только двум законопроектам: "Об образовании" и законопроекту N6232 ("О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты"), который явно войдет в историю украинского парламентаризма по своему рекордному объему (около 800 страниц), по длительности рассмотрения (на протяжении трех пленарных недель) и по числу рассмотренных поправок (4383). 

Картина оказалась очень контрастной: почти блицкриг по образовательному закону и затяжной марафон по законопроекту о кодексах. 

Такой контраст объяснялся прежде всего политическими, и, отчасти, корпоративно-профессиональными и политтехнологическими интересами. По образовательному закону не было серьезных внутрипарламентских и общественных противоречий, что помогло быстрому и беспроблемному его принятию, хотя затем вокруг него (точнее, по поводу ст.7 этого закона) возникли внешнеполитические конфликты. 

А вот законопроект по внесению изменений в кодексы, который был критично важен для запуска работы обновленного Верховного Суда, стал предметом острейшей борьбы не только между коалицией и оппозицией, но и между различными корпоративно-лоббистскими группировками в юридической сфере. 

К тому же он стал объектом большой политтехнологической игры. Через огромное число поправок к этому законопроекту была предпринята попытка если не завалить его, то максимально затянуть его принятие. 

Параллельно откладывалось и рассмотрение пенсионной реформы. А это уже был удар по интересам Премьер-министра В.Гройсмана, который анонсировал повышение пенсий для 9 млн. пенсионеров с 1 октября. Глава правительства пытался взывать к совести парламентариев и призывал их поработать сверхурочно, но депутаты такого желания не проявили. 

В итоге пострадал не столько В.Гройсман (пенсионная реформа все-таки была утверждена парламентом вечером 3 октября), сколько авторитет парламента. 

Рассмотрение законопроекта о кодексах превратилось в рутинное, почти конвейерное отклонение абсолютного большинства предложенных поправок. 

Понимая бессмысленность этого занятия, подавляющее число депутатов (и от коалиции, и от оппозиции) просто проигнорировали соответствующие заседания парламента. 

По оценкам Комитета избирателей Украины, в течение сентября один депутат парламента в среднем принял участие в четверти голосований, что является самым низким показателем за 2017 год. Ранее этот показатель составлял около половины голосований. 

Разумеется, такая ситуация вызвала очередную волну резкой критики в адрес депутатов-прогульщиков.

"Прорыв" М.Саакашвили: неоправдавшиеся ожидания

Одним из главных внутриполитических событий сентября стал "прорыв" М.Саакашвили в Украину. С возвращением лидера "Движения новых сил" в Украину были связаны прямо противоположные ожидания и, как это ни парадоксально, все они не оправдались.

Оппоненты М.Саакашвили в украинской власти явно не хотели его возвращения и пытались этому помешать. Сделать это не удалось. 

Но, как оказалось, внутри Украины экс-губернатор Одесской области и экс-президент Грузии не стал чрезвычайной проблемой для своих противников. 

Скорее наоборот, стало ясно, что чем меньше бороться с Саакашвили, тем меньше хлопот он доставляет.

Сторонники М.Саакашвили, наверное, и он сам, а также часть оппозиции ожидали что триумфальное возвращение "Михо" в Украину приведет к "Миша-Майдану", сильнейшему политическому кризису и краху нынешней власти. Ничего этого не случилось. 

Оппонентам М.Саакашвили в украинской власти не удалось заблокировать его прорыв в Украину. Но оказалось, что антипрезидентская оппозиция явно не готова к решительному штурму власти и организации нового Майдана. 

К тому же незаконное пересечение границы вызвало очень неоднозначную и преимущественно критичную реакцию в обществе, даже у многих оппозиционеров. Кроме того, очень быстро стало ясно, что уровень поддержки М.Саакашвили далеко не так высок, как ожидали он сам и его сторонники. 

Победная эйфория, возникшая в его лагере в результате прорыва границы, рассеялась в течение нескольких дней. Команда М.Саакашвили утратила и темп, и эмоциональную волну, и внимание общества. 

Очень показательно, что появление лидера "Движения новых сил" в Киеве 19 сентября не привело ни к новому Майдану, ни даже к повышенному информационно-политическому ажиотажу. 

К концу сентября информационная и политическая активность М.Саакашвили заметно стухла. В очередной раз сказалась его давняя проблема – он работает эмоциональными вспышками, с последующим затуханием и длительными паузами.

Еще одно неоправдавшееся ожидание связано с попыткой объединения оппозиционных сил. 

То, что прорыв Саакашвили в Украину поддержали и Ю.Тимошенко, и А.Садовый, и А.Гриценко и целый ряд оппозиционеров "второго плана", многие расценили именно как объединение оппозиции, создание широкого антипрезидентского фронта. 

Но все развалилось, даже не начавшись. 

Главные причины этого – гипер-эго, вождизм и чрезмерные амбиции М.Саакашвили, а также его кадровая неразборчивость. Естественно, что Ю.Тимошенко, А.Садовой и А.Гриценко, имеющие гораздо более высокие рейтинги, чем лидер "Движения новых сил", не захотели играть в его персональную игру и предоставили М.Саакашвили возможность "блистательно провалиться". 

Из более-менее известных политиков к поездке Саакашвили по регионам присоединились только Ю.Деревянко и Е.Соболев.

В итоге, если в акции с прорывом М.Саакашвили в Украину другие оппозиционные лидеры подстраивались под него, стремясь использовать эту ситуацию в своих интересах, то теперь уже лидер "Движения новых сил" вынужден подстраиваться под акцию молодых оппозиционеров и части общественных активистов, назначенную на 17 октября.

"ЧП" в Калиновке как диагноз

Еще одним резонансным событием сентября стали взрывы на военных складах в Калиновке в Винницкой области. 

Это уже третье подобное "ЧП" в течение года, что позволяет говорить об определенной негативной тенденции. Причем второй раз после Балаклеи пострадал один из крупнейших военных арсеналов страны. 

Расследование еще не завершено, поэтому воздержимся от окончательных выводов. Но очень показательны две главные конкурирующие версии "ЧП" на арсенале в Калиновке: 1) диверсия; 2) серьезнейшие проблемы при хранении боеприпасов и обеспечении их охраны. 

К сожалению, второе может быть благоприятной предпосылкой для первого. И обе версии звучат как диагноз. 

Усиление гибридной войны в тылу требует максимального внимания к укреплению дисциплины даже в тыловых военных подразделениях, а также существенного усиления ресурсного обеспечения военных арсеналов. 

Еще один диагноз, парадоксальный, – оказалось, что у воюющей страны нет собственного производства артиллерийских боеприпасов. Конечно же, это требует больших финансовых и материальных ресурсов, но теперь этим обязательно придется заниматься.

Тенденция со взрывами на военных складах закономерно спровоцировала и бурную полемику в политических кругах об ответственности за эту ситуацию конкретных военных руководителей. 

Однако, те, кто требовал немедленной отставки начальника Генштаба В.Муженко, парадоксальным образом сыграли в его пользу. 

Не будет глава государства проводить кадровые решения под давлением, и по публичным требованиям своих подчиненных, а уж тем более советников министров и рядовых депутатов. Иначе он вызовет в свой адрес цепную реакцию политических ультиматумов. 

Рассуждая рационально, было бы неправильно, и даже рискованно устраивать кадровую чехарду в верхушке военного аппарата под влиянием эмоций и без надлежащего расследования. 

Но очевидно, что руководство и Генштаба, и Минобороны несут значительную долю ответственности за случившееся. И, наверное, для наведения порядка на военных арсеналах (и не только) требуется чувствительное дисциплинарное взнуздание высоких военных руководителей.

"Полуперемирие" на Донбассе

Сентябрь в зоне конфликта на Донбассе оказался достаточно спокойным. "Школьное "полуперемирие" все-таки принесло определенный эффект. 

Число потерь среди украинских военных в сентябре было несколько меньшим, чем в августе. Похожая тенденция проявилась и в количестве нарушений режима прекращения огня. Возможно, этому способствовала активизация переговоров о миротворческой миссии ООН в зоне конфликта на Донбассе.


Дипломатическая борьба по поводу миротворцев ООН на Донбассе

Именно тема миротворческой миссии ООН стала в сентябре ключевой в переговорном процессе по урегулированию конфликта на Донбассе. Вокруг этого вопроса развернулась активная тактическая борьба. 

Россия попыталась перехватить инициативу, выдвинув в Совете безопасности ООН свой проект резолюции о миротворческой миссии на Донбассе. 

Но Украина не поддалась на "провокацию" и не стала выдвигать свой проект резолюции, чтобы не создавать повод для поиска некоего компромисса между российской и украинской позициями. 

Напротив, Президент Порошенко, выступая на Генеральной Ассамблее ООН четко обозначил наши принципиальные требования в этом вопросе: 
формирование полноценной миротворческой миссии ООН, контролирующей безопасность на всей территории зоны конфликта на Донбассе, в том числе на украино-российской границе, а не только охрана миссии ОБСЕ на линии разграничения, как предлагала Россия; отсутствие россиян (как стороны конфликта) в составе миротворческой миссии на Донбассе; 
неприятие согласования самой возможности миротворческой миссии ООН с марионеточными самопровозглашенными "республиками". 

Украинская позиция была поддержана США. Президент Украины также предложил направить в зону конфликта на Донбассе техническую миссию ООН для оценки ситуации на месте и подготовки предложений по функциям и численности соответствующей миротворческой миссии ООН. 

Тактическая борьба по вопросу о миротворческой миссии ООН на Донбассе наверняка продолжится и далее, но перейдет из публичной сферы на закрытые переговорные площадки.

Дипломатический конфликт по поводу нового закона Украины об образовании

А вот где было горячо в сентябре, так это в отношениях с некоторыми нашими западными соседями. И поводом для этого стал новый закон Украины "Об образовании", точнее, одна его статья – о языке обучения. 

Принятый закон обусловил приоритетность преподавания на государственном украинском языке и обязательность его знания для выпускников школ. 

При этом сохраняется и преподавание ряда предметов на языках национальных меньшинств (в местах их компактного проживания), а также предполагается возможность изучения языков стран ЕС. 

Тем не менее, некоторые наши западные соседи, особенно Венгрия и Румыния, проявили повышенную критическую реакцию по поводу данного закона, хотя в этих странах действуют схожие законодательные нормы.

Этот "языковой дипломатический конфликт" весьма показателен (с точки зрения неизбежности потенциальных конфликтов интересов с другими странами по самым разным вопросам) и значим в плане соотношения внешнеполитических интересов и внутриполитических потребностей. 

Если даже дружественные нам страны требуют от нас уступок, которые вступают в противоречие с нашими национальными интересами, приоритет должен отдаваться национальным интересам, и в их отстаивании надо проявлять твердость и последовательность. 

Но делать это надо без показной агрессии и с готовностью к конструктивному компромиссу (если, конечно, к нему готова и противоположная сторона).

Поэтому не стоит чрезмерно драматизировать ситуацию, возникшую вокруг языковой статьи нового закона Украины "Об образовании". 

Логичным представляется обращение к внешнему посреднику (Венецианской комиссии Совета Европы) для непредвзятой экспертной оценки возникшей проблемы. 

В дальнейшем поиск взаимоприемлемого компромисса по "образовательно-языковому" вопросу можно вести через разработку соответствующих двусторонних соглашений, а также через оптимизацию отдельных норм Закона о среднем образовании. 

Игнорировать проблематику прав национальных меньшинств в никоем случае нельзя, в том числе и потому, что это один из блоков "копенгагенских критериев" при вступлении в ЕС.
Джерело: Блог В.Фесенка на "Українській правді"

Матерiали по темi:

30 жовтня 2017 року

Встреча Волкера и Порошенко: что Америка передаст украинскому президенту?

21 жовтня 2017 року

Эрдоган: осторожные обещания на языке прагматической дружбы

20 жовтня 2017 року

Законы по Донбассу: почему Россия озабочена и как это повлияет на Украину

19 жовтня 2017 року

Кремль решил поднять эмоциональный градус, – эксперт о заявлении Лаврова

16 жовтня 2017 року

Выборы президента ПАСЕ, или Уроки истории с Аграмунтом

12 жовтня 2017 року

Земан своєю заявою створив проблеми для Чехії – Фесенко

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.
Пента
Центр прикладних політичних досліджень
© 2012 Всі права захищені.