Центр прикладних політичних досліджень “Пента”

Дослідження


5 грудня 2017 року

Политические тенденции ноября 2017 г.

Политические тенденции ноября 2017 г.
Ноябрь в Украине – это месяц начала больших Майданов. Правда, Майданы случаются далеко не каждый год и только тогда, когда для этого вызревают внутренние предпосылки. Вот и в этот раз обошлось без новых майданов. Зато не обошлось без новых скандалов, разоблачений и конфликтов.
"Войны" между "антикоррупционерами"

Самой значимой политической тенденцией ноября стали скандальные конфликты вокруг новых антикоррупционных институтов – Национального агентства предотвращения коррупции (НАПК) и Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ), а в конце месяца еще и столкновение с НАБУ Генпрокуратуры и СБУ.

Не буду пересказывать канву событий. Суть не в ней, а в причинах, движущих силах и последствиях этой ситуации. Важнейшей предпосылкой для возобновления и усиления межведомственных конфликтов между правоохранительными структурами стало общее обострение политической борьбы как между оппозицией и властью, так и внутри власти. Руководители НАБУ и НАПК, с упоением втянувшиеся в личный конфликт друг с другом, фактически стали орудием чужих политических игр и довольно легко попали в репутационную и политико-правовую ловушку. При этом против них были использованы их собственные ошибки и психологические комплексы (у Н.Корчак – чрезмерная конфликтность и меркантильность, у А.Сытника – тщеславие и стремление покрасоваться перед молодыми журналистками, а также явное увлечение эффектными "спецоперациями", которые, однако, имеют весьма неопределенное правовое обеспечение).

В борьбе вокруг и против отдельных антикоррупционных институтов и правоохранительных органов столкнулись самые разные стратегии. Оппозиция (точнее, отдельные ее представители, имеющие особые отношения с руководством НАБУ и некоторыми людьми в других правоохранительных органах), стремясь вызвать массовое протестное давление на власть, пытается использовать НАБУ и антикоррупционные расследования для атак на ключевые фигуры нынешней власти, а также на правоохранительные структуры, являющиеся их опорой (ГПУ, МВД, СБУ), либо демонстрирующие относительную лояльность (НАПК). Власти в свою очередь пытаются использовать подконтрольные (или хотя бы лояльные) правоохранительные органы для дискредитации и маргинализации тех представителей оппозиции, которые вызывают у них наибольшее раздражение (именно так – не тех, кто представляет реальную опасность или является главным конкурентом, а тех, кто сильнее всего раздражает; в этом состоит парадокс и проявляется некоторая иррациональность в борьбе отдельных представителей власти с отдельными оппозиционерами). Очевидно и стремление поставить НАБУ в некую правовую резервацию, нейтрализовать политическую мотивацию в деятельности этого антикоррупционного органа. По некоторым данным это связано с опасениями президентской команды, что радикальная оппозиция попытается использовать НАБУ для прямых обвинений в адрес главы государства во время президентской избирательной кампании. Одновременно используется стратегия расстановки своих кадров на руководящие посты в правоохранительных структурах, особенно новых. Логика здесь простая – если правоохранительные органы не будет контролировать глава государства, их попытаются взять под контроль его политические противники. Еще один весомый фактор влияния на ситуацию вокруг НАБУ и НАПК – явное и скрытое противодействие самой антикоррупционной деятельности. Влиятельные фигуры во власти (а также и в некоторых оппозиционных силах), которые уже стали объектом антикоррупционных расследований, или опасаются стать таковыми, стремятся дискредитировать и ослабить нынешнее руководство НАБУ и сам этот институт как таковой. Немалое число людей и во власти, и в оппозиции, и в чиновничьей среде, заинтересованы также и в ослаблении НАПК и нейтрализации вызовов, связанных с системой электронного декларирования. В свою очередь каждое правоохранительное ведомство стремится к защите и продвижению своих интересов, нередко вопреки интересам других правоохранительных институтов. А есть еще индивидуальные интересы и стратегии отдельных руководителей и высокопоставленных чиновников различных правоохранительных органов и новых антикоррупционных институтов. Кто-то хочет вернуться (или прийти) в большую политику в роли борца с коррупцией и преступлениями прошлого (нынешнего) политического режима. Кто-то обижен и хочет громко хлопнуть дверью или, наоборот, с помощью резонансных разоблачений открыть себе дверь в большую политику. Противоречивое взаимодействие всех этих стратегий и интересов в силу определенного стечения обстоятельств обострилось в ноябре. В результате возникла полу-хаотичная картина этого конфликта, соответствующая классическим канонам украинской политики.

Вопрос – что дальше?


Сценарий первый – конфликтный – продолжение и усиление взаимной войны, переход от стратегии дискредитации противника до его уничтожения. Проблема в том, что этот сценарий будет одинаково проигрышным и для власти и для оппозиции, а самое главное – для новых антикоррупционных институтов, которые будут ослаблены и в значительной мере дискредитированы. Тема борьбы с коррупцией будет чрезмерно политизирована, соответственно снизится доверие и к "борцам с коррупцией", и к тем, кого они будут обвинять в коррупции. Выиграет от этого только условная "третья сторона". Однако запрос на борьбу с коррупцией не будет снят с повестки дня, он просто будет отложен и реализован в других условиях другими политическими игроками. В рамках этого сценария может состояться размен Н.Корчак на А.Сытника – отставка обеих конфликтных фигур. Процедурно это будет сделать сложно, и для этого потребуется время, но дальнейшее развитие конфликта между ними сформируют запрос именно на такое решение. В политической тусовке уже обсуждается вариант с баллотированием А.Сытника (в случае его отставки или увольнения с должности главы НАБУ) на пост Президента Украины. Я крайне скептически оцениваю потенциальные шансы А.Сытника в президентской гонке (ему для этого явно не хватает политической харизмы). Но если это и случится, то еще сильнее запутает ситуацию в оппозиционном лагере и, как это ни парадоксально, может создать дополнительные проблемы не только для Президента П.Порошенко, но и для Юлии Тимошенко как кандидата на пост Президента. Еще одна потенциальная проблема в этой связи – использование статуса руководителя антикоррупционной (или правоохранительной структуры) как стартовой площадки для будущей политической деятельности. Это может породить законодательные инициативы по ограничению для участия в выборах Президента и в парламент для действующих руководителей правоохранительных органов. Реализация конфликтного сценария потенциально может спровоцировать политический кризис и в итоге завершится только в случае победы одной из сторон.

Сценарий второй – рациональный: урегулирование в закрытом рабочем режиме возникших проблем и межведомственных противоречий в отношениях правоохранительных структур, в том числе новых антикоррупционных институтов. Попытки такие периодически предпринимаются, но имеют они весьма ограниченный и временный эффект. Однако надо понимать, что борьба с коррупцией будет эффективной только в случае конструктивного взаимодействия НАБУ и НАПК, и их совместной работы с другими правоохранительными органами.

Сценарий третий – чередование конфликтов и попыток их урегулирования. Это наиболее вероятный сценарий дальнейших отношений между старыми и новыми правоохранительными органами. Самым проблемным и напряженным может стать период накануне и во время президентских и парламентских выборов, особенно в случае чрезмерной политизации борьбы с коррупцией. Для руководителей правоохранительных структур и новых антикоррупционных институтов наиболее рациональной стратегией на это время может быть максимальное дистанцирование от участия в политических конфликтах.

Зависание "Михо-майдана"


Вот уже полтора месяца возле парламента существует палаточный городок сторонников М.Саакашвили, который в СМИ назвали "михо-майданом". В ноябре М. Саакашвили попытался радикализировать свою политическую акцию и расширить ее масштабы, выдвинув требование "народного импичмента". Но ему так и не удалось получить массовую поддержку своей инициативе, особенно среди киевлян. Политическими шествиями в несколько тысяч человек Киев не удивить, а поднять настоящий большой Майдан у М.Саакашвили не получилось. Очень показательно, что митинги и шествия сторонников М.Саакашвили игнорируют все ведущие оппозиционные силы и их лидеры. В итоге возникает эффект маргинализации и зависания "михо-майдана". По признанию отдельных его участников в их среде даже обсуждалась идея сворачивания палаточного городка. Но М.Саакашвили так просто не сдастся и, возможно, попытается пойти в декабре на новое обострение противостояния с властью. Ведь с середины декабря начнется череда новогодних праздников, и вся страна уйдет на длительные политические каникулы. В этих условиях "михо-майдан" может потерять всякий смысл.

Тактическая реанимация "Народного фронта"

Еще одна примечательная тенденция ноября – смена тактики "Народного фронта". Если весной и в начале осени "народофронтовцы" активно продвигали идею своего объединения с президентской партией, то в ноябре они заявили о готовности самостоятельно участвовать в президентских и парламентских выборах. Причем это было сделано на спешно собранном партийном съезде, что также должно было символизировать политическое возрождение "Народного фронта", хотя скорее это было похоже на искусственную реанимацию в тактических целях. Внешне это также выглядело как политический демарш "Народного фронта" по отношению к партнерам из президентской партии, что явно стало следствием резко возросшего напряжения в отношениях между двумя правящими партиями после задержания детективами НАБУ сына А.Авакова.

Но действительно ли "Народный фронт" намерен самостоятельно участвовать в президентских и парламентских выборах? Думаю, что окончательное решение на этот счет не принято, и в партии Яценюка-Турчинова-Авакова нет единой позиции по этому вопросу. К примеру, Арсен Аваков и близкие к нему "народофронтовцы" и ранее были против объединения с БПП, а теперь так тем более. А вот Александр Турчинов и его группа влияния, напротив, не видят реальной альтернативы сохранению политического союза с Президентом Порошенко и объединению с БПП. Арсений Яценюк явно колеблется. Как говорится, "и хочется и колется". И самостоятельность хочется сохранить, но и проигрывать опасно. Хотя Арсений Петрович и заявил о своем возможном участии в президентских выборах, думаю, что это скорее шантаж Президента Порошенко, нежели начало собственной президентской кампании. Идти на президентские выборы с рейтингом 1%, означает действовать по принципу – "превратить себя в политический труп назло Порошенко". Это слишком иррационально для Арсения Яценюка, который известен своим политическим прагматизмом и острым умом. Да, участвуя в президентских выборах А.Яценюк может отобрать пару процентов голосов у Президента Порошенко, создав ему тем самым некоторые проблемы. Но результат в 1-2% деквалифицирует самого Арсения Яценюка как значимого публичного политика и окончательно похоронит его партию. Поэтому таких глупостей Арсений Петрович скорее всего делать не будет. А вот поиграть жесткой риторикой, напомнить о своей самодостаточности, погрозить возможным расколом, это вполне возможно, а в тактических целях даже необходимо.

"Народный фронт" и БПП обречены на сохранение партнерских отношений как минимум до президентских выборов 2019 г. С высокой вероятностью произойдет и их объединение (полное или частичное), но не ранее осени будущего года. В этом контексте весьма возможно и политическое самоопределение Арсена Авакова и его команды. А вот Арсению Яценюку придется подумать не столько об участии в президентских выборах, сколько о выборе оптимальной траектории дальнейшей карьеры.

Успешная осень Премьер-министра В.Гройсмана

В ноябре продолжилась тенденция успешного прохождения через парламент правительственных законопроектов. Верховная Рада без особых проблем поддержала (260 голосов "за") в первом чтении проект госбюджета на 2018 г. Был поддержан и законопроект в защиту бизнеса, который в СМИ назвали "Маски-шоу стоп". Премьер-министр В.Гройсман очень эмоционально агитировал в парламенте за утверждение этого законопроекта. Вообще для Владимира Гройсмана и его правительства нынешняя осень оказалась очень успешной в законодательном плане. Парламент поддержал все три главные реформы правительства – образовательную, пенсионную и медицинскую. Да и в целом по сравнению с прошлым годом и весной текущего года результативность прохождения правительственных законопроектов через парламент существенно возросла.

Законодательная интрига вокруг "открытых партийных списков"

Одним из неожиданных политических событий ноября стало утверждение парламентом в первом чтении проекта Избирательного кодекса, который предполагает проведение парламентских выборов на основе открытых партийных списков. Казалось бы, что в этом неожиданного? Об этом говорят уже много лет подряд. После Революции достоинства эта тема прочно вошла в парламентскую проблематику и список общественных ожиданий. Законодательное утверждение избирательной реформы на основе открытых партийных списков было одним из главных требований во время акции 17 октября. Однако все парламентские источники говорили о том, что достаточного числа голосов за открытые партийные списки в Верховной Раде нет. И тем не менее, 7 ноября 226 народных депутатов (минимально возможное число голосов для утверждения законопроекта) проголосовали за проект Избирательного кодекса. Что это – тектонический сдвиг в настроениях парламентариев или случайное стечение обстоятельств? Те же парламентские источники говорят о том, что скорее второе, т.е. случайный сбой. Часть политических сил в Верховной Раде скорее имитировали поддержку этого законопроекта (из имиджевых и тактических соображений), но несколько перебрали с числом голосов "за", что и привело к незапланированному результату. Исходя из этих оценок вероятность утверждения Избирательного кодекса с открытыми партийными списками представляется не очень высокой. К тому же, против этой законодательной инициативы стали консолидироваться депутаты-мажоритарщики. Еще один фактор, который потенциально может завалить этот законопроект, – намерение большинства партийных фракций сохранить избирательный барьер на выборах в парламент на уровне 5 % (проголосованный законопроект предусматривает четырехпроцентный барьер). А это может вызвать негативную реакцию депутатов-мажоритарщиков от партий "УКРОП", которые частично поддержали этот законопроект, а также, возможно, и "Свободы", которые дружно проголосовали за него в первом чтении. Для тех же "УКРОПовцев", чья партия успешно проявляет себя на местных выборах, приемлемым может быть избирательный барьер не выше 3%. Источники в парламентских кулуарах говорят о том, что если не будет разумных компромиссов, то проект Избирательного кодекса будет завален большим числом поправок, затягиванием рассмотрения на уровне профильного комитета, а при окончательном голосовании – низкой явкой депутатов.

Политические и военные вспышки в зоне конфликта на Донбассе

В ноябре продолжилась ползучая эскалация военных действий на Донбассе, окончательно завершившая то относительное перемирие, которое наблюдалось в сентябре и начале октября. И обстрелов, в том числе с применением тяжелого вооружения, и боестолкновений, и боевых потерь, стало больше, чем в сентябре и октябре, хотя проявлялись они вспышками и локально.

Но главные события и тенденции были связаны с "переворотом" в так называемой "ЛНР". Подтвердилось то, что главарь "ЛНР" И.Плотницкий был слабым звеном в конструкции марионеточных политических режимов, созданных Кремлем на Донбассе. Грызня за власть и контроль над финансовыми потоками в сепаратистском Луганске не прекращались с 2014 г., а в последнее время даже усилились, чему способствовали и противоречия между "кураторами" в Москве. Некоторые источники говорят о том, что у Плотницкого "снесло крышу" после прямого телефонного разговора с В.Путиным. Видимо он решил, что пришло время окончательно расправиться со своими врагами. Но просчитался, убрали его самого, заменив на более управляемого и менее конфликтного. Ситуация в Луганске зависла на несколько дней и в этом был элемент новизны. Видимо в Кремле не были готовы к такой ситуации и не знали, что делать с Плотницким, или кем его заменить. А возможно различные московские "кураторы" сепаратистов не могли найти общего языка. Но в итоге проявилась тенденция, действующая с апреля 2014 г. – сепаратистскими режимами на Донбассе руководят из России. Что бы там ни говорили Путин и Лавров, все ключевые решения по "ЛНР" и "ДНР" принимают в Москве, а не в Луганске или Донецке. И история с "переворотом" в "ЛНР" это лишний раз подтвердила.

Амбивалентность переговорной ситуации по урегулированию конфликта на Донбассе

Весьма амбивалентной (неоднозначной) была в ноябре ситуация с переговорами по урегулированию конфликта на Донбассе.

Затянулась пауза с переговорами в Нормандском формате. Связано это в первую очередь с послевыборной ситуацией в Германии. Там никак не удается создать новую парламентскую коалицию и фрау А.Меркель сейчас не до Донбасса. На внутриполитических проблемах сосредоточился и новый Президент Франции Э.Макрон.

Переговоры в Минске в формате Трехсторонней контактной группы продолжались в привычном режиме, но уже давно не приносят никаких заметных результатов.

Главное внимание было приковано к переговорам Курта Волкера и Владислава Суркова, очередной раунд которых состоялся в Белграде 13 ноября. В.Сурков, который склонен к позитивной оценке своих встреч с К.Волкером, признал, что из 29 абзацев американских предложений по миротворческой миссии ООН на Донбассе только 3 были приемлемы для России. К.Волкер, в отличие от Суркова, ранее не давал оценок итогам своих переговоров с помощником Президента РФ, но в конце ноября в интервью изданию "Politico" достаточно пессимистично отозвался о своих переговорах с Сурковым и перспективах развития ситуации на Донбассе. Нынешнее состояние переговоров о миротворческой миссии ООН на Донбассе он оценил как "шаг назад" со стороны России. Переговоры между Волкером и Сурковым продолжатся уже только в следующем году и маловероятно достижение сколь-либо продуктивного компромисса по миротворцам ООН.

В ноябре наделала шума новая "миротворческая" инициатива Президента РФ В.Путина по разблокированию процесса обмена заложниками и пленными в зоне конфликта на Донбассе. Печальная ирония этой ситуации заключается в том, что сам же Путин (через своих подчиненных, курирующих войну на Донбассе) и заблокировал год назад процесс обмена, использовав эту тему как средство шантажа украинской стороны и провоцирования внутриполитических конфликтов в Украине. Теперь же тема обмена пленными используется для демонстрации гуманизма В.Путина и его готовности к диалогу. Ведь в России начинается президентская избирательная кампания и надо добавлять новые краски к образу московского правителя. Но, как показала история с миротворцами ООН, не каждая инициатива В.Путина заканчивается реальным результатом.
Джерело: Блог В.Фесенка на "Українській правді"

Матерiали по темi:

10 липня 2019 року

Политика в отношении Донбасса должна быть гибкой, но системной и взвешенной

8 липня 2019 року

Политические тенденции июня 2019 г.

2 липня 2019 року

Як партії, які можуть пройти у парламент, пропонують повернути Донецьк і Луганськ

26 червня 2019 року

Владимир Фесенко. Украинский принцип в ПАСЕ: «назло бабушке отморожу уши»

25 червня 2019 року

Приоритеты. Готов ли Зеленский бороться за мир на Донбассе?

11 червня 2019 року

Политические тенденции мая 2019 г.

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.
Пента
Центр прикладних політичних досліджень
© 2012 Всі права захищені.