Розсилка новин

Підпишіться на розсилку нових матерiалiв сайту
Версія для друку 4 грудня 2013 року

Оппозиция не ожидала такого количества людей на Майдане

Оппозиция не ожидала такого количества людей на Майдане
Онлайн-студия «Inpress-клуб» — проект информационно-аналитического портала Inpress.ua. В прямом эфире без купюр и монтажа читатели нашего портала могут стать наблюдателями и участниками интересных бесед, острых дискуссий, обстоятельных интервью.

Гостями «Inpress-клуба» становятся лидеры общественного мнения, популярные ньюсмейкеры, любимцы публики, признанные авторитеты, чье мнение интересно широкой аудитории.

Напомним, в пятницу, 29 ноября, в онлайн-студии «Inpress-клуб» мы встречались с експертом Сергеем Даниленко, с которым обсуждали тему: «Итоги Вильнюса». А также были свидетелями прямого включения наших коллег политолога Евгения Магды и специального кореспондента ForUm Андрея Боярунца из Вильнюсского саммита Восточного партнерства.

А в понедельник, 2 декабря, в онлайн-студии «Inpress-клуб» мы запустили новый спецпроект онлайн-марафон, посвященный теме евромайдана. В прямом интернет-эфире своим мнением о текущих событиях в Украине делились украинские и зарубежные политологи, политики, экономисты, общественные деятели и другие. Тема разговора — «Что ждет Украину? Анализ текущих событий».

Ведущая: Добрый день. В студии — «Inpress-клуб». Это проект информационно-аналитического портала «InРress.ua». Сегодня мы запускаем новый спецпроект: онлайн-марафон, который посвящен теме евромайдана. В прямом интернет-эфире своим мнением о текущих событиях в Украине поделятся украинские и зарубежные политологи, политики, экономисты, общественные деятели и другие. Тема разговора — «Что ждет Украину? Анализ текущих событий». С Вами ведущая Ольга Смалюхивская. У нас в гостях глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

Сразу переходим к теме разговора. Скептики говорили о том, что украинский народ настолько аполитичный, настолько устал от всего, что во второй раз на Майдан не выйдет. То, что мы увидели вчера, превзошло все ожидания. Что произошло и как это можно объяснить?

Фесенко: Я бы хотел вспомнить Майдан недельной давности — 24 ноября. Тогда проблема была одна — утраченная евромечта, и это вывело на протестную волну достаточно много людей, прежде всего, молодежи. Оппозиция вывела своих сторонников. Это была первая ласточка. Это был первый признак того, что ситуация меняется. Я думаю, что не все люди во власти это поняли. Но это был первый признак того, что общественное настроение начинает меняться. Вчера события начали развиваться по другому сценарию после ночного разгона «евромайдана» в ночь с пятницы на субботу — я думаю, что именно это стало катализатором новой протестной волны. И телевизионная картинка, которая была продемонстрирована, которая появилась в интернете — все это стало причиной возмущения. Было много призывов общественных деятелей, представителей культуры, некоторых политиков, и в конце концов это привело к тому, что мы увидели вчера мощный Майдан, который можно сравнивать с 2004 годом, по крайней мере, я давно не видел такого количества людей. Я понимал, что будет тяжело добираться, я поехал на метро. Вагоны были просто переполнены, на станциях проходили митинги. Хотя хочу отметить, что не хватало координации.

Для оппозиции стало неожиданностью такое количество людей. Они на ходу меняли планы, пытались возглавить ситуацию, что было для них непросто. Мне кажется, что сегодня ситуация, с одной стороны, стабилизировалась после вчерашних столкновений. Мне кажется, что вчера вечером была главная угроза для Майдана: были неконтролируемые действия, в некоторых случаях просто провокационные. И главная угроза для майдана сейчас даже не «Беркут», а люди в масках, которые скрывают свое лицо и которые совершают агрессивные действия — это основная угроза, потому что таким образом они пытаются дискредитировать Майдан и спровоцировать насильственные действия. Я думаю, что лидеры Майдана должны выступить публично с заявлениями, что люди, которые появляются в масках, фактически на другой стороне и могут совершать провокационные действия и представляют собой угрозу. Это угроза не только для Майдана, это угроза для мирных граждан, потому что жертвами таких столкновений могут стать рядовые граждане.

Ведущая: Сможет ли оппозиция использовать эту ситуацию? А люди в свою очередь в рабочие дни смогут выходить на Майдан?

Фесенко: Думаю, что сейчас не стоит спешить с оценками. Мне кажется, что сейчас оппозиция старается на ходу корректировать свои планы. Есть требования, от которых они отступать не будут. И сейчас очень важно наладить коммуникацию и координацию действий. Я думаю, что сегодня-завтра основные события будут происходить возле Кабмина. Вполне вероятно, что без штурмов, но будет блокирование — то, что было и в 2004 году. Такие действия напрашиваются и похоже, что оппозиция будет их применять: раз они не признают правительство, они будут его блокировать. А дальше — давление на ВР, потому что сессионная неделя, и это надо использовать. Учитывая процессы, которые начались в ПР, мы еще не можем сказать, насколько они будут масштабными, но то, что там есть недовольные, — это шанс для оппозиции, как сказала Богословская, сформировать новое проевропейское большинство. Тут уже вопрос договоренностей с оппозицией. В чем сейчас пикантность ситуации и ее сложность? Я уже сказал, что ситуация стабилизировалась, и на сегодня нет преимуществ ни у оппозиции, ни у власти. Есть неуверенность в том, как действовать дальше. У оппозиции, вероятно, больше понимания того, в каком направлении двигаться, власть пока еще не заявила свой контрплан. На мой взгляд, наилучший вариант для мирной развязки ситуации — это политическое решение.

В чем сложность? В том, что на правовом поле выйти из кризиса, выполнить хотя бы часть условий оппозиции невозможно. Еще одна проблема — взаимное доверие, коммуникация. Необходимы посредники, либо международные — представители ЕС или кто-то другой, не берусь судить, здесь надо согласовывать. Сейчас кто-то должен помочь диалогу, в парламенте это легче сделать, и я надеюсь, что там уже начались какие-то переговоры. Сейчас надо избежать насилия, явного противостояния. А дальше оппозиция будет, безусловно, давить на парламент. Удастся ли им собирать людей? Скорее всего, они попробуют создать стабильную критическую массу, чтобы было несколько десятков тысяч митингующих под рукой: 5-6 тысяч под Кабмином, под ВР можно созвать прийти. Думаю, что будут еще подвозить и из регионов. В чем здесь специфика ситуации?

Вчера вышло много киевлян, причем и стар, и млад. Но киевляне, которые работают, в будние дни не смогут быть, и не все захотят туда прийти. Работа, семейные дела, не все готовы стоять постоянно. Поэтому надеяться на то, что постоянно на майдане будет 200-300 тысяч — это неправильно, и оппозиция должна это учитывать. Надо создать средства быстрой коммуникации, чтобы быстро собирать людей. Но надо понимать, что власть сейчас тоже контролирует ситуацию, и в этом отличие от того, что было в 2004 году. Сегодня есть определенное равновесие, и это, на мой взгляд, тот шанс для того, чтобы начинать переговоры и искать выход их ситуации.

Ведущая: События ночи субботы были осуждены, но мы вчера видели, что «Беркут» снова бил людей.

Фесенко: Мы еще до евромайданов об этом говорили. В чем угроза? Многие годы в обществе накапливалась агрессия. Она скрытая, но она есть. Сейчас, когда конфликтная ситуация, есть люди, которых кто-то использует, есть часть людей (как футбольные болельщики), которые привыкли биться с милицией, им это нравится. Но надо понимать, что психологически люди, которые работают в спецструктурах, — это люди, которые применяют силовые методы, когда против них применяются силовые действия. Поэтому абсолютно правильно оппозиционеры — Кличко, Порошенко пытались сдерживать, а потом Кличко отвел людей с Майдана. И это абсолютно правильно, иначе был бы непредвиденный сценарий. Если бы было сознательное начало силовой акции, тогда бы не ограничились одной Банковой, тогда бы стали применять силу, чтобы освободить КГГА. Этого не произошло.

Мне кажется, что власть сейчас сохраняет здравый смысл, они не хотят повторять роковую ошибку ночи с пятницы на субботу. Надо понимать, что попытка силового разгона майдана — это путь к гражданской войне, учитывая масштабы протеста и общественного настроения. И еще это путь к расколу Украины, и нас может кто-то извне к этому подталкивать. И политики, которые хотят мирного разрешения, плюс те, кто думает про будущее своей страны, плюс крупный бизнес, который влияет и на власть, и на оппозицию, — все они должны приложить усилия, чтобы вывести ситуацию из нынешнего серьезного политического кризиса.

Ведущая: Сейчас много разговоров о вводе чрезвычайного положения. Насколько это реально?

Фесенко: Надо понимать, что в ситуации, где митингующие берут верх, где они влияют на ситуацию — в центре Киева, во многих городах Западной Украины — там никакие меры ЧП, никакие судебные решения никакой силы иметь не будут. Здесь как раз та ситуация, когда формальное право не работает, к сожалению. Для принятия политических решений придется искать, как и в 2004 году, нестандартные политико-правовые решения, на правовом поле просто невозможно выйти из ситуации. Просто пример: оппозиция добивается отставки правительства — что дальше? Для импичмента голосов нет. Президент остается, он есть действующим главой государства. Рекомендовать нового премьера согласно Конституции может только президент. И что делать? У парламента сейчас нет права сформировать правительство.

Если формировать какое-то временное правительство, то это надо делать фактически с представителями президента или с ним самим. Поэтому круглый стол с посредниками, поиск сценария и принятие фактически форс-мажорных политико-правовых решений, которые будут за рамками правового поля. И другого выхода просто нет. Нельзя выйти из сегодняшнего кризиса в рамках Конституции и действующих законов. А ЧП может быть предпосылкой для силового сценария, вот в чем опасность. Кроме того, ЧП должна утвердить ВР. Это патовая ситуация. И поэтому в этой патовой ситуации надо успокоиться, садиться за круглый стол и искать выход мирный и легитимный.

Ведущая: Есть вопрос от нашего коллеги из зала. Пожалуйста.

Журналист: Недавно Инна Богословская высказала мысль, что вся ситуация на Банковой была спровоцирована российскими спецслужбами. Насколько реалистичной выглядит такая версия? И насколько вообще вероятно внешнее вмешательство в ситуацию?

Фесенко: Просто не все понимают ситуацию, или не у всех в порядке со здравым смыслом. Я вчера был около парка Шевченко и увидел там человека с американским флагом — это просто замечательная картинка для российских телеканалов, чтобы потом показывать: вот видите, американцы вмешиваются! Версия Богословской, на мой взгляд, это пока конспирология. Я не сторонник конспирологических схем. Но почему я тоже вспомнил о возможности вмешательства извне? Россию не устраивает нынешний сценарий развития событий в Киеве, мы это увидели вчера в телевизионных репортажах из Москвы. Россия не будет вмешиваться напрямую. Все эти разговоры о том, что спецназ «Витязь» из Москвы сюда пришлют — такие разговоры были и в 2004 году, я к этому критически отношусь. Другое дело, что если события у нас будут развиваться в критическом сценарии — запад против востока, восток против запада — тогда россияне просто могут воспользоваться ситуацией, учитывая пророссийские настроения в Крыму. Я не сторонник того, что они сознательно провоцировали Януковича. Зачем им это делать?

Я сторонник другой версии: это была грубая ошибка силовиков, которые, возможно, таким способом хотели усилить свое влияние в команде президента. Сейчас мы это видим по косвенным свидетельствам. Было столкновение двух позиций: был политический план Левочкина. Причем он действовал абсолютно правильно. Если бы не было событий в ночь на субботу, скорее всего, максимум, до праздников, а возможно, и раньше, ничего бы опасного для власти на Майдане не было бы. Была бы такая же перспектива, как условного Майдана в свое время. Силовая акция была ошибкой. Матрица Майдана есть, люди очень критически реагируют на насилие власти. Это как во Врадиевке, только там девушку избили, а здесь молодых ребят и девушек. Поэтому надо защищать, надо реагировать. То есть это Врадиевка в киевских масштабах, в общенациональных масштабах. Это непонимание своей страны, своего общества. Ошибка сделана, сейчас надо искать выход из ситуации.

А внешнее влияние будет, просто оно будет незаметно. Запад влияет и будет влиять. Он предупреждал: вы будете использовать силовые методы, точно так же, как в Белоруссии, — применим санкции в отношении отдельных людей. Вводить войска никто не будет. Даже против Белоруссии применялись экономические и персональные санкции. Тем более, американцы не будут этого делать. Но влиять персонально: телефонные звонки, предупреждения — это будет. И мне кажется, что у Януковича в команде есть понимание, что с Западом лучше не ссориться, с ним лучше договариваться. Но россияне будут влиять, у них есть много людей. Но я не думаю, что Медведчук или кто-то еще давал приказы «Беркуту». Это невозможно, я в это не верю.

Ведущая: Насколько успешным будет этот Майдан? Тягныбок вчера призвал к общенациональной забастовке. Можно ли верить, что мы все начнем бастовать?

Фесенко: Это хорошее слово — забастовка, но есть система жизнеобеспечения. Никаких забастовок там не может быть. У людей в Киеве, в Одессе, в Тернополе, в Донецке должны быть свет и тепло. Сейчас зима, поэтому системы жизнеобеспечения должны работать. Поэтому я думаю, что надо воздерживаться от штурмов административных учреждений. Я понимаю эмоции людей, но элементы провокации, мести сработали. Но если начнут разрушать системы административного управления, от это просто может привести к разрушению систем жизнеобеспечения. Надо быть очень осторожными с такими призывами.

Должны работать системы жизнеобеспечения и общество должно работать и жить нормально. Что касается успеха — оппозиция хочет взять власть, власть хочет остаться при власти. Но успех с точки зрения общества — мирно выйти из кризиса, чтобы не пострадали граждане и чтобы было ощущение, что все справедливо разрешается. На мой взгляд, даже перевыборы могут быть путем политического выхода, но так, чтобы было нейтральное, непартийное правительство, которое бы не принимало участия в выборах. И это было бы одним из предохранителей нормализации ситуации. То есть, на мой взгляд, мирный выход и может быть критерием успеха в интересах общества.

Джерело: Inpress.Ua

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Коментарі експертів

28 грудня 2016 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Никаких перспектив проекта Савченко нет
27 грудня 2016 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Не варто ідеалізувати конкурсні процедури
26 грудня 2016 року
Фесенко Володимир В'ячеславович:
Бюджет-2017: политолог назвал причины ночного голосования
архів коментарів

Персональний кабінет